Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Воображариум доктора Парнаса

Понедельник, 15.10.2018
Время действия: С 12 июня по 19 июня 2011 года.
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Воображариум » Архив » Библиотека » 2. Мертвецы не предают (зазеркалье)
2. Мертвецы не предают
РаспорядительДата: Вторник, 09.08.2011, 17:38 | Сообщение # 1
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 679
Репутация: 1
Статус:
Эпизод 2.

Время действия: 11 июня 2011 года. Во время представления.

Завязка: В Зазеркалье отправляется женщина средних лет, недавно уличившая мужа в измене и жаждущая отмщения. Хороший объект для противоборства и выпускания пара, вынужденных раскланиваться друг перед другом в реале, демонов и ангелов.

Действующие лица: демоны, ангелы, клиент Варьете.

Набор открыт.
 
РаспорядительДата: Суббота, 13.08.2011, 13:41 | Сообщение # 2
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 679
Репутация: 1
Статус:
Она тихо вздохнула от восхищения. Кругом всё было залито светом. После полутёмного зала варьете это воздействовало особенно. Цветы цветы цветы.. красные, жёлтые, лиловые… она ужасно любила цветы, но муж очень редко дарил их ей. Пожалуй, только когда ухаживал и свадебный букет. А потом словно отрезало. Тем больнее было увидеть охапку роз в руках счастливой соперницы. Клаудиа ещё раз вздохнула, но на этот раз горестно. Слёзы так и навернулись на глаза. Обида была ещё очень свежа. Вспомнилось всё, что говорил ей о муже перед свадьбой отец. И о том, что Кристиан позарился на её деньги и что он лентяй и бездельник и что бабник… Она тогда не хотела в это верить, была влюблена как кошка… но пока отец был жив, Кристиан вёл себя безупречно. Ну… почти безупречно. Три месяца назад отец умер. Кристиан занял в фирме его место и… завёл любовницу. Клаудиа не была уверена, что любовница появилась именно тогда, возможно он просто перестал скрываться… Выражение его лица, когда Клаудиа, вернувшись с полпути по дороге на собрание общества «Матерей района» за забытой папкой, застала его голого на полу в их гостиной верхом на той блондинке… иначе как глумливым она назвать не могла. Он не спал с ней уже два года и увидеть его обнажённого и во всеоружии… и с другой… слёзы уже рекой заструились по её щекам, с губ посыпались проклятья. Она не может убить его в реале – он отец их двоих детей и глава фирмы, в делах которой она совершенно не разбирается. Но здесь! В стране Воображения, она убьёт его. Как только найдёт. Рука уверенно нащупала маленький пистолет в кармане жакета.
 
НПСДата: Понедельник, 15.08.2011, 01:29 | Сообщение # 3
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 13
Репутация: 0
Статус:
Илорэль внезапно появилась, будто неоткуда, и сейчас направлялась непосредственно к женщине. Мысленно она подбирала слова, с которыми обратится к ней. Нужно говорить мягко, но в то же время безапелляционно.

Невольно она больше смотрела по сторонам, чем на женщину. Удивительно прекрасным местом обернулось зазеркалье, не смотря на ужасающую, навязанную демонами цель. Убийство, где это видано? Да ведь она до сих пор его любит...

Вот, точно, она до сих пор его любит. С этого и стоит начать.

- Я знаю, что у тебя в кармане пистолет. И я знаю, зачем ты сюда пришла. - Илорэль тепло посмотрела на женщину, стараясь сгладить достаточно жесткие слова. - Но ведь ты все еще любишь, откуда столько гнева?

Илорэль всегда удивлялась, как же быстро меняются чувства. Ненависть сменяется страстью, страсть - любовью, а любовь ненавистью.

Она подошла к женщине, чуть приобняла ее за плечи, протянув ей раскрытую ладонь.

- Пожалуйста, отдай пистолет?
 
БлудДата: Понедельник, 15.08.2011, 22:45 | Сообщение # 4
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 238
Репутация: 1
Статус:
Луксурия полюбовалась цветами прослушивая мысли женщины.
Ну, муж – ее работа, и, кстати, ничего особенного. А два года воздержания – это сильно. Простить такое – ни в коем случае. Разумеется, надо отомстить. Но зачем же так кардинально и примитивно. Раз и отмучался. Нет, у людей бедное воображение. Надо помочь.

Восхищаясь своей готовностью помогать ближнему, Блуд подошла к Клаудии как раз в тот момент, когда Любовь попросила оружие. И немедленно, небрежно - искушающе, вмешалась в разговор:

- Дорогая, да отдай ты ей этот пистолет. Если уж он ей так нужен, - подумав при этом: «Вот кому следовало бы застрелиться, глядишь и людям бы проще жилось…». - У меня гораздо лучшее предложение. - Голос Луксурии стал сладким и манящим, как первородный грех. - Отомсти ему тем же. Заведи любовника. Одного, двух, десяток. Хочешь, знойного мачо...

Чуть в стороне появился поигрывающий мускулами и сверкающий белоснежной улыбкой высокий смуглый красавец с влажными черными волосами, «одетый» в одно, весьма небольшое, полотенце на бедрах. Мистер Совершенство на фоне призывно бурлящей джакузи с лепестками роз.

- Или сладкого мальчика, который исполнит любую твою фантазию ...

С другой стороны возник симпатичный блондинистый парень лет 16-17 в светлых облегающих джинсах, причудливо сочетающий невинность с готовностью, с этой самой невинностью, растаться.


Беззащитна так же, как беспардонна.
Беспринципна так же, как бесподобна.
(с) Яна Юшина
 
ЛазарДата: Вторник, 16.08.2011, 03:29 | Сообщение # 5
 
 
Раса: Ангел

Сообщений: 5
Репутация: 0
Статус:
Нет, ну, что за люди! Вместо того, чтобы наслаждаться цветами и радоваться жизни они начинают вспоминать плохое, страдать, плакать и мечтать о мести. Конечно, тут замешаны эти проклятые коршуны-демоны, отчего Лазар даже скривился, подходя ближе и оценивающе смотря на картину, созданную Блудом.

«Господи, ну что это за чушь? Эти демоны ничего стоящего сделать не могут!»

- Не слушай её, - порекомендовал Ковач, скептично приподняв бровь. – Этот «знойный мачо» наверняка ужасен в постели. Он груб, самовлюблен и совершенно не будет думать о партнерше. От секса с ним будет одно разочарование! Неприятный осадок останется в душе и от него не избавиться!

Ангел покачал головой, выражая все своё соболезнование заранее. Дабы подчеркнуть трагизм! Так, на всякий случай.

- Ну, а… - он даже закатил глаза, едва взглянул на парнишку, - этот «сладкий мальчик» и вовсе слишком юн. Вряд ли он искушен в делах постельных. Так зачем связываться с девственником? Чтобы он кончил, едва успев начать? – ангел хохотнул, бросив красноречивый взгляд на Блуд. - Да и это джакузи с лепестками роз… Что может быть банальнее? Глупые фантазии, глупая месть! Вряд ли эти три сущности смогут подарить тебе хоть какое удовлетворение. Ни физического, ни морального. Так зачем тратить на них время и силы?

Лазар подошел совсем близко, концентрируясь на своей самой сильной способности – пусть женщина хоть на время узнает, что такое настоящее умиротворение:

- Лучше расслабься. Успокойся. Всё произошедшее не имеет значения, - как можно мягче говорил он, меж тем сверля демона уничтожающим взглядом.
 
ЧревоугодиеДата: Вторник, 16.08.2011, 04:25 | Сообщение # 6
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 122
Репутация: 2
Статус:
Багрово-золотая лесная даль за спиной. Спелые виноградники на холмах. Пряный терпкий запах бродящего молодого вина, коринки и чернослива. Поздний урожайный август мирно соседствовал с мультяшными цветами воображения.
Время сбора винограда.

Маркат, крепко расставив ноги, стоял босиком на теплой земле. Белая рубаха с широкими рукавами. Пуговицы расстегнуты, так, что было видно сливочно-белое, крепкое и сильное тело, полные, но фактурно оформленные, как у атлета, бедра плотно облегали хипповские джинсовые клеши. Он повел головой, как борец перед боем, по плечам рассыпались медно-рыжие кудри, каких у него не было наяву. Демон тепло улыбнулся Луксурии - так держать! Блуд была сногсшибательна, не женщина - глоток ледяного шампанского.

Золотой залитый закатным солнцем виноградник за спиной Марката был полон обнаженных хохочущих женщин. Малолетки, старухи, толстушки, худышки, дурнушки и красавицы - все они были равно прекрасны в этот миг. Они танцевали, обнимались, выжимали на груди и в промежности друг друга багровые виноградные грозди. Их тела светились изнутри, как янтарь.
И все они были роскошно пьяны, гибкие мускулы перекатывались под их нежной кожей, в распущенных волосах - дикие цветы, совиные перья, стеклянные колокольчики и виноградные листья.

- Покой... - голос Марката прозвучал раскатисто и гулко - Это удел мертвецов, моя милая. - он щедро обвел обвел рукой виноградник - Твои бешеные сестры ждут тебя. Они счастливы, они не знают любовной тоски, вины и горечи. Они никогда не плачут, и любого изменника порвут в клочья и спляшут на его костях. Их дыхание пахнет полынью и сидром, между ног всегда жарко и мокро, любой мужчина будет их игрушкой и рабом. Один глоток из моих губ, взахлеб, рот в рот, и ты станешь королевой винограда и забудешь все тревоги.

Маркат сделал шаг по направлению к женщине, тяжело покосился на ангелов, но не изменил ни полновесной красоте, ни животной грации движения. Он жестко держал защиту, делясь ею с Блудом.

- Всего один глоток. Или одна почтовая марка - и вправду на широкой ладони его лежал квадратик промокашки, с изображением красного муравья*. - Не бойся, слизни клей. Укол в ляжку. Затяжка самокрутки. И весь мир - твой.

За его спиной блестела под солнцем дорога из желтого кирпича. Женщины, хрустально смеясь, медленно и мерно топтали в огромной кадке пурпурный виноград, бедра по самое лоно - в алых липких потеках.

Маркат совсем близко подошел к Клаудии, глянул сверху вниз и прибавил:

- Алиса, добро пожаловать в страну чудес. Входная плата - поцелуй.

Его губы были полны вина и меда.



Sex, Drugs, Rock 'N' Roll

Сообщение отредактировал Чревоугодие - Вторник, 16.08.2011, 05:04
 
РаспорядительДата: Вторник, 16.08.2011, 12:21 | Сообщение # 7
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 679
Репутация: 1
Статус:
Появившаяся внезапно женщина испугала Клаудию. Но только в первый момент, затем наступило умиротворение. Весь организм затопило какое-то тепло, от которого даже стало больно и по щекам заструились слёзы. В то же время женщина только крепче сжала в руке пистолет. Как якорь, который только и позволял кораблю её сознания не быть унесённым в бурное море чужих намерений. И вовремя. Появившаяся так же вдруг другая женщина сразу вмешалась в разговор. От её присутствия Клаудию бросило в жар. Странное томление охватило тело и, боясь себе признаться в этом, она всё-таки поняла, что не осталась равнодушной к предложению второй незнакомки. Не поднимая глаз, она украдкой бросила взгляд на предложенных мужчин. Мачо был хорош, вызывая тоску по несбывшемуся, а мальчик оказался чем-то неуловимо похож на сына, что сильно смутило бедняжку и вызвало румянец на щеках. С нарастающей ненавистью она посмотрела на дамочку. Её броская, яркая красота вызвала приступ зависти, первая незнакомка тоже была красива, но красотой мягкой и не оскорбляющей несчастную женщину, которая и в юности не блистала красотой, а уж после 12 лет замужества и двух родов значительно увяла.

Именно поэтому она совершенно благосклонно выслушала объяснение странного мужчины, как чёртик из табакерки выскочившего из моря цветов. «Да! Он совершенно прав! Разве такой роскошный мужчина нуждается в любви обычной и некрасивой домохозяйки?» Ей было бы даже стыдно предстать перед ним обнажённой. Нет, она не растолстела за эти годы и старалась держать себя в форме – бассейн, аэробика и новомодные тренажёры. Но годы берут своё! Грудь обвисла, она и раньше не была особо аппетитной, а сейчас и вовсе вызывала жалость. Кожа тоже потеряла свежесть, несмотря на сумасшедшие деньги, оставленные в косметических салонах…

Она не заметила, как бескрайнее поле цветов трансформировалось в холмистую местность с виноградниками и лес за спиной. А появившийся так же ниоткуда, как и все предыдущие люди, мужчина просто приковал к себе её взор. Как зачарованная она водила взглядом за жестами его рук. Ей всегда нравились уверенные, крупные мужчины с такими вальяжными манерами. Она даже на какое-то время совершенно забыла о боли причинённой ей мужем, о том зачем она здесь и о пистолете в кармане. От вида текущего по телам женщин виноградного сока она почувствовала жажду и сделала было шаг навстречу им, но тут одно какое-то слово резануло её слух. Она сразу опомнилась и вспомнила, зачем она здесь. Эти все женщины в винограднике напомнили ей о любовнице мужа. Такие же наглые и беззаботные, такие же уверенные в своей красоте и в своём праве отнять у неё самое дорогое, что у неё есть.

Нет, она не пойдёт в страну Чудес, она пойдёт искать то, зачем она сюда пришла. Небо над ними потемнело и затянулось тучами, на горизонте почти чёрного цвета. Где-то вдалеке послышались раскаты грома. Лес приблизился и заслонил виноградники на холмах, не стало видно ни женщин купающихся в вине ни самого сада. Зато они все оказались на дороге. Не очень широкой, обычном двухполосном асфальтированном шоссе. И повернувшись к горизонту и сгущающимся там тучам, она ткнула пальцем в яркую незнакомку и приказала ей:

- Ты отведёшь меня к нему.
 
НПСДата: Среда, 24.08.2011, 11:27 | Сообщение # 8
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 13
Репутация: 0
Статус:
Первые капли ливня молотами ударили в асфальт, окропили белую разметку.
Предгрозовой ветер рванул подол Любви, она зябко обхватила предплечья, у ног ее ровно горел керосиновый фонарь с ручкой. С такими жены рыбаков ждут из дальнего рейса мужей и сыновей. Любовь и вправду была сейчас похожа на одинокую рыбачку в штормовую погоду на волнорезе. Стоящая на месте и бегущая по волнам.
Присутствие Блуда и Чревоугодия было тяжело, но Любовь выстояла - хрупкая, живая, против этой напирающей темной животной силы, и огонек на фитиле ее фонаря был незыблем, круг мягкого теплого, как молоко, света, манил душу, как мотылька. Только это пламя не жгло, а оживляло.
Любовь приподнялась на цыпочки - она стояла босиком, капли дождя на ее лице казались слезами.
Навстречу Клаудии по белой полосе шли двое - она сама молодая и счастливая, рядом с нею ее муж - тогда еще жених, сильный и гордый, он обнимал ее за плечо, влюбленные говорили, но слов не разобрать, обменивались улыбками, мужчина остановился и приподнял женщину на руки, быстро целуя в зардевшееся лицо.

Любовь старалась пробудить в Клаудии память, вырвать ее из под спуда обиды, отчаяния и тоски. Посмотри. Это вы - прежние. Вы никуда не делись, вас просто занесло песком будней, вранья, страстей, как засоряются лесные родники. Вспомни Фриду Кало и ее мужа - они любили и прощали друг другу измены, до самой смерти, хотя оба были неистовы и страстны. Любовь до сих пор спит внутри тебя, но достаточно одного вдоха, чтобы она толкнулась изнутри, как ребенок в утробе.

Вспомни как ты носила под сердцем детей. Пусть хотя бы любовь к ним удержит тебя от безумия, потому что мужья приходят и уходят, а дети остаются навсегда. И они ждут тебя.

Огонь в керосиновом морском фонаре Любви вспыхнул ярче, заливая все вокруг медовым торжествующим сиянием.
Теплым и настоящим, как колыбельная.

Демон Чревоугодия тяжко отступил назад, закрывая лицо тыльной стороной ладони. Свет достиг точеных будто кукольных туфелек Блуда.

Любовь улыбнулась.


Сообщение отредактировал НПС - Среда, 24.08.2011, 11:30
 
БлудДата: Четверг, 25.08.2011, 22:50 | Сообщение # 9
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 238
Репутация: 1
Статус:
Блуд обожала дразнить Любовь, тем более, что в текущем времени плотская сторона любви получила гораздо большее распространение, чем духовно-возвышенная. Да и вообще, понятия спать, любить и трахаться - заимели абсолютно идентичное значение.
Это время - свободы нравов, свободы совести, свободы поведения... Это время блуда. Её время.

Появление Ковача, вечно недовольного всеми и всем ангельского существа, и его сомнения в качестве предложенного ею, вызвало у демоницы зевок. Какой нудный тип. А у неё — всё только первоклассное.
Впрочем, в чём-то он прав, конечно. Произошедшее значения не имеет. Ну, подумаешь, большое дело - кто-то, с кем-то, где-то... О себе надо думать, о себе любимой.

Явление Марката, с его буколической картинкой бытия, дало возможность расслабиться, почувствствовать себя свободнее. Блуд потянулась, встряхнула внезапно длинными волосами и облизала губы. О да, она бы согласилась на его предложение... А Клаудия, бедная, не зная, что теряет, ответила отказом и вместо приятного времяпровождения решила заняться таки поиском своего кобеля. Или всё же чужого?.. Ну а то, что искать она решила в компании Луксурии значило, что того ли, другого ли, но они найдут.

- О, я, конечно, отведу! - Блуд неспешно согласилась на это предложение, высказанное в приказном тоне, а тёмное шоссе внезапно украсилось иллюминацией и слащавой мелодрамой. Любовь решила устроить вечер воспоминаний?.. Точнее придуманных иллюзий. «Ах, если бы,.. Ах, если бы...» Но история сослагательного наклонения не имеет. Поэтому на пути парочки нарисовалось народное индейское жилище... Ну, то, которое «фигвам» называется.

Луксурия хмыкнула. Илорэль постоянно хочет подчеркнуть между ними разницу. И чем больше старается, тем сильнее сама в это верит. Но они отнюдь не антагонисты. Они — почти близнецы. В каждой любви присутствует блуд. И в каждом блуде есть частица любви.

Блуд улыбнулась: «Я люблю любить», - и шагнула в полосу света. Она оказалась босиком и в белой мужской рубашке, доходящей до середины бёдер. Начавшийся дождик тут же устроил сеанс стриптиза и единственная одежда Луксурии приобрела прозрачность и прилипчивость, откровенно обрисовав контуры её фигуры.

Тёплый дождь ласкал женское тело словно опытный любовник - нежно, неторопливо, ласково. Легко прикасался к её лбу, скулам, губам, спускался, чтобы замереть на секунду на соблазнительных холмиках с задорно торчащими вершинками и устремиться вниз, желая, каждой каплей, оставить свой след на её теле, тем самым утверждая право владения: «Моя, моя...» И она, подняв лицо навстречу, отдавалась ему легко и непринуждённо.
У каждой Галатеи должен быть творец.

Луксурия, воплощённая квинтэссенция женщины, первородный грех искушения и соблазна, посмотрела на Клаудию.

- Муж не желает тебя и предпочитает любить другую. Но как ты можешь ждать от него любви, если ты сама себя не любишь?.. Прежде, чем искать его, ты должна найти себя. Себя - любимую. Смотри. Выбирай!..

Рядом с Луксурией появилось большое зеркало, в котором отражение Клаудии стало меняться. Фигура, лицо, прическа, одежда...

- Ты можешь стать такой, какой хочешь. Ты имеешь право быть такой, какой хочешь быть. Ты — женщина. Ты — богиня. И он — будет — у твоих ног. И между. И сзади. Как и когда захочешь...

Голос Блуда лился сладким ликёром и обладал таким же незаметно опьяняющим эффектом. А в зеркале к отражению Клаудии присоединилось смутно видное мужское отражение, бесстыдно демонстрирующее озвученное.


Беззащитна так же, как беспардонна.
Беспринципна так же, как бесподобна.
(с) Яна Юшина


Сообщение отредактировал Блуд - Четверг, 25.08.2011, 22:55
 
ЛазарДата: Воскресенье, 28.08.2011, 18:12 | Сообщение # 10
 
 
Раса: Ангел

Сообщений: 5
Репутация: 0
Статус:
Перевес сил был явно в сторону демонов: сразу двое представителей смертных грехов против одной-единственной Любви и ангела без выдающихся способностей. Но Лазар не собирался сдаваться! Он, как ни странно, разделял точку зрения многих смертных касательно того, что сильнее любви нет ничего. И, если она подберет правильных ключ к душе женщины, ни Чревоугодие, предлагавший окунуться в пучину веселья и разврата, ни Блуд, подбрасывающая фантазии о якобы прекрасных мужчинах, не смогут противостоять ей.

У Любви почти все козыри – чувства Клаудии к мужу и, что важнее, к их детям, которые имели огромное значение для женщины. Чувства, что можно легко разжечь, тем самым заставив отказаться от ужасного желания. Но и у Блуда удачные зацепки - возможность пробудить в увядающей домохозяйке типично женскую любовь к себе: стать красивее, заняться собой, быть желанной для мужчин и полюбить в первую очередь себя, не растрачивая это чувство на других. Если она станет прекрасной, уверенной, может, и муж обратит на неё внимание, позабыв о любовнице? Этим Блуд и могла завлечь Клаудию, тогда все старания Любви пойдут насмарку.

Лазар встал позади женщины, стараясь согнать мужское отражение, и чуть наклонился, тихо говоря:

- Не слушай её, - повторил он, повертев головой, и подошел ближе, заговорив еще тише, словно делился чем-то сокровенным: - она тебе лжет, - попутно Ковач копался в памяти Клаудии, выискивая эпизод с изменой. – Она змея, искушающая тебя отойти от мужа! Она хочет забрать его себе. Неужели ты не узнаешь её?

Нужная картина была найдена. Клаудия стояла в гостиной, а на полу предавались греху её муж и… Луксурия. Ангел нагло подменил неизвестную блондинку – попутно подумав, как это банально, блондинки – на демона Блуда.

Ход, конечно, нечестный, но подорвать доверие поможет. И, чтобы закрепить эффект, Лазар громко произнес:

- Не верь ей!
 
ЧревоугодиеДата: Понедельник, 29.08.2011, 08:06 | Сообщение # 11
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 122
Репутация: 2
Статус:
Ах ты, гребаный мелкий шулер!
Маркат понял, что недооценил маленького ангела, который столь ловко и умело передернул реальность воображения Клаудии, если бы не душный и тяжелый для него свет от фонаря Любви, то он бы в ярости попытался поймать Ковача за горло, правда выглядел бы он при этом нелепо, свет и присутствие ангелов делало его неповоротливым - все равно что Кинг-Конгу ловить колибри. Наверное Маркату пришлось бы скверно в очередной раз - но тут его спасла именно ярость.

Гнев закипал в нем медленно, вязко, тяжело - в отличие от сил Беласко, злобы летучей, опасной, внезапной, как взрыв бензовоза, Маркат гневался медленно, из самого нутра, его гнев был густой маслянистый как разлившийся мазут, нефтяное пятно в каком нибудь Мексиканском заливе, температура не горения, а тления, как годами горящие смрадные торфяные пласты.

Он тяжко хрипло дышал, пухлощекая физиономия налилась предынфарктным багрянцем, на белках глаз полопались сосуды, темно-рыжие кольца волос потемнели от пота, липли к обнаженной полной шее, мышцы под слоем нажитого "добра" напряглись до предела, каменно, как у штангиста на рывке. Покрытие шоссе под его ногами пошло мелкими трещинами, как земля в засуху, хотя демон не двигался с места.

В этом диком спектакле вокруг отчаявшейся женщины, Маркат добровольно отвел себе роль телохранителя-прикрытия избранной Клаудией Луксурии. Нужно было во что бы то ни стало выиграть время, подтолкнуть чашу весов решения Клаудии к тому моменту, когда Луксурия могла бы повести женщину по единственному достойному ревнивой дуры пути - туда, где горячо, жарко и липко от венозной крови и вышибленных выстрелом мозгов.

Древний вулканический гнев наконец то достиг пика и Маркат нанес удар: огонь в фонаре Любви впервые дрогнул и зачадил, теперь уже Любовь вскинула тонкие руки и пошатнулась, точно циркачка, которая не удержала равновесие на канате.
Смолистая липкая злоба тянула свои потоки-щупальца и к Лазару.

Второй силовой удар Маркат направил на картинку.
Тело мужчины на полу в гостиной судорожно вздрагивало от фрикций, он глухо стукался затылком о ковролин, глаза его были зажмурены, рот оскален, жилы на шее натянулись - видно, как тикал под кожей бешеный пульс.
Голая, гибкая совершенной красоты наездница - тело лоснилось от любовного пота, стройные сильные бедра широко разведены. Она не разделяла восторгов мужчины - ее лицо было профессионально стерильно, холодно, левая рука, балансируя в такт ударам ляжек любовника, что-то нашаривала поодаль, в ворохе скомканной одежды.
Улыбнулась. Нашла. Сжала пальцы.
Мужчина коротко дернулся, захрипел в оргазме, молотя кулаком в пол.
Женщина подняла левую руку – в тонких пальцах блеснул нож для колки льда.
Сильно и точно она нанесла первый удар – прямо в левый глаз. Тонкое лезвие проткнуло веко – на щеку из раны обильно хлынуло.
Потом еще и еще, в грудь, горло, живот, в рот. Рука вверх-вниз, как челнок швейной машинки. В лицо ей весело отлетали брусничные капли. Ее смех вторил воплям, хрипу и бульканью жертвы, человек недолго извивался под голой ведьмой не в силах сбросить ее и наконец затих и вытянулся, как раздавленная лягушка.
Убийца, глядя прямо на Клаудию длинно и хищно облизнула кровь со своей ладони – от тонкого запястья до наманикюренного среднего пальца, смаковала вкус, улыбалась.

- Убей его! – глухо рявкнул Маркат - Мертвецы не предают!


Sex, Drugs, Rock 'N' Roll

Сообщение отредактировал Чревоугодие - Понедельник, 29.08.2011, 18:18
 
РаспорядительДата: Вторник, 30.08.2011, 10:19 | Сообщение # 12
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 679
Репутация: 1
Статус:
- Дети… да, ради детей она и жила. Ради них и терпела, но дети ещё маленькие, вырастая, они зачастую предают мать, становясь на сторону отца. Особенно, если она замотанная домохозяйка, а он моложавый, успешный бизнесмен с молодой любовницей. Что может дать им она кроме своей любви и заботы? Ни новый компьютер, ни машину, ни плату за колледж… Встать на сторону матери значит остаться на бобах, воспитала ли она в своих детях преданность? Сделают ли они в шестнадцать лет такой же выбор, как и в шесть?

Клаудиа вздохнула и подняла глаза на хрупкую женщину. Сгустившаяся вокруг тьма словно боялась света фонаря стоящего у её ног. А капли дождя, казалось, огибают этот свет, хотелось шагнуть туда как в дверь, вот только женщина не была уверена, что возможен возврат в прошлое. «Это морок,» - зашептал ей кто-то тихим шелестом в ухо. Одновременно с этим решительным шагом вступила в круг света вторая женщина. Та, которую Клаудия просила отвести её к мужу. Видение молодой и счастливой пары подёрнулось рябью, а затем и расползлось клочьями, и было унесено ветром. Взамен появилось зеркало, в котором отразилась Клаудиа. Быстро меняющиеся картинки показали, какой она могла бы быть, если бы послушалась отца и не вышла замуж за Кристиана. Если бы не рожала детей, а занималась только собой. И если бы… Клаудии показалось, что она ощущает на своём теле руки мужчины, который обнимает её в зеркале… и не только руки… Её бросило в жар, она испуганно повела головой, пытаясь разглядеть сквозь пелену дождя осуждение на лицах окруживших её людей. – «Что они все от неё хотят? Почему не оставят её в покое?»

Странный мужчина, размалёванный как клоун, вдруг подошёл к ней ближе, и вокруг стало светло, зеркало исчезло, но видение молодой и счастливой Клаудии за руку с молодым и таким же счастливым мужем не вернулось. Вместо него возникла картинка, которая намертво впечаталась в память бедной женщины и которую она вот уже две недели безуспешно пыталась оттуда вытравить. Но не помогали ни визиты к психотерапевту, ни виски, от которого наутро сильно болела голова. Нет, утопить своё горе в алкоголе у неё не получится, да и тревога за детей служила надёжной преградой алкоголизму.

Клаудиа в отчаянии отвернулась, но потом её как магнитом потянуло обратно. Было больно, но лицо мужа завораживало. Она никогда не видела такого, когда он занимался сексом с ней. Лица женщины она не видела из-за падающих на него волос, но было в ней что-то странное и знакомое. Только через пару минут до Клаудии дошло, что женщина сидящая верхом на её муже и с таким сладострастием занимающаяся сексом, не любовница Кристиана, а… а вот эта стоящая напротив красавица. Не успела обманутая жена возмутиться, как в руке прелестницы появился нож для колки льда и момент оргазма мужчины совпал с первым ударом. Хриплый крик удовлетворённого самца совпал с первым стоном от боли. Дальше это были уже вопли ужаса, стоны, протесты, мольбы о пощаде… Бедняжка не догадывалась насколько сладкими они окажутся для её слуха, она наслаждалась каждым звуком и жадно ловила каждое движение агонизирующего тела, ощущая внутри себя т поднимающееся тепло и напряжение внизу живота. Казалось брызги крови неверного долетали до её губ и она чувствовала их солёную сладость, а когда мужчина затих и ноги его перестали молотить по ковру, Клаудиа ощутила мощный оргазм. Никакого сравнения с теми, что она получала от секса с мужем…

Вся изогнувшись в пароксизме удовольствия и прижав руки к лону она поняла – да! Она была неправа, совершенно неправа – Кристиана надо не пристрелить, его надо зарезать!
 
НПСДата: Суббота, 03.09.2011, 00:35 | Сообщение # 13
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 13
Репутация: 0
Статус:
Любовь собрала все силы, которые были в ней, подняла фонарь на грани наступающей от демонов липкой черноты, и разбила хрупкую лампу о растрескавшийся асфальт, подол ее ситцевого платья жарко вспыхнул, Любовь шагнула прямо в пламя, совершая то, что, она делала не раз - безоглядное самосожжение, чтобы отдать себя людям.

Она вскинула руки, языки пламени лизали ее легкие и тонкие руки, взметнувшиеся волосы, неоформленную, как у юной девушки фигуру - одну и ту же - от Жанны д Арк до Ярославны.

Этот огонь не убивал, но рассеивал тьму, липкую кровь, усмирял похотные содрогания клитора в нежной плоти, утешал гнев и уничтожал лживые мороки.

Любовь шагнула вперед, словно девочка на огненном шаре, которая и сама горит изнутри, нанесла свой последний удар - развеялись все зыбкие картинки и больная голография, она приложила усилия, чтобы Клаудия почувствовала себя внезапно проснувшейся, как от дурного грязного сна с похмелья.

Вся мерзость того, что будет потом, смех подруг по телефону "она его зарезала", недоумение детей "мама убила папу", долгие часы показаний, колония строгого режима, бесконечные и пустые дни той, которая могла быть просто женщиной, женщиной, которая выше измены, тоски, неправды и зависти.
Женщиной, которая идет под дождем с чистыми руками и смеется, выжимая волосы через плечо.
Живой факел любви ударил по обнаглевшим демонам с той силой, на которую она была способна.

И на мгновение Клаудиа могла увидеть истинные лица тех, кто давал ей такие распрекрасные советы:
Настоящие лица.

Такие, какими их видят любовь и правда: бездонную ненасытную алчность тела и бешенство матки.

Огонь оскорбленной Любви не обжигал, но возрождал. Не угасал под ливнем.

Теперь асфальтовая дорога упиралась в стоящую в пустоте дверь. На которой виднелась аккуратная табличка с именем: Клаудия.

И овальное зеркало на двери. Самое чистое и прямое на свете зеркало, на его серебристой поверхности мгновенно, и без следов, испарялись капли дождя.
Это последний путь к спасению - ты сама.
Любовь оглянулась на демонов, испытывающих последствия ее удара и улыбнулась с жалостью и грустью.
 
БлудДата: Суббота, 03.09.2011, 11:07 | Сообщение # 14
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 238
Репутация: 1
Статус:
Хм, поведение Лазаря ошеломляло. Луксурия всмотрелась попристальнее, а точно ли это ангел?.. Так врать-то. Просто заглядение. Некоторые демоны вполне могут обзавидоваться. А ей стало немножко грустно. Она вздохнула, подумав: «O tempora, o mores... Да, никому нельзя верить... Даже ангелам... Или, тем более — ангелам?..»

Разозлённый Маркат внёс свои коррективы и порнушка с её участием превратилась в триллер. Блуд похмыкала. Не, она бы так не поступила. В смысле, зачем самой-то трудиться. Желающие найдутся. Да и в последнее время она предпочитала самоубийства. И позрелищнее, пожалуйста.
Впрочем, и этот вариант, в общем-то, не плох. Хотя бы тем, что он не понравился ни Любви, этой чопорной ханже, ни лицемерному зануде Ковачу.

Однако, Маркат силён. Его злость разливалась вокруг тяжёлыми волнами и будоражила, дразнила, вытаскивала наружу её природу, будила в ней зверя. И желание выплеснулось жаркой лавой, сметающей все преграды на своём пути. А возбуждённая хищница у неё внутри очень отчётливо чуяла альфа-самца.
Маркат ей нравился всегда, но сейчас - особенно. Она плавно переместилась поближе, испытывая что-то сродни кошачьему желанию потереться и помурлыкать.

Но, разумеется, Любовь вмешалась и продолжила своё шоу.
- Феникс недобитый, - тихонько фыркнула Блуд и прильнула к демону, но, в отличие от своих первоначальных намерений - в поисках поддержки и защиты. И громко озвучила тайные мысли Клаудии:
- Ой, да кому она такая нужна-то...

Кинохроникой промелькнули следующие картинки:
Блондинка рожает ребёнка, муж Клаудии становится её мужем и дети, их дети, её дети - предпочитают новую семью...
- А мертвецы - не предают...


Беззащитна так же, как беспардонна.
Беспринципна так же, как бесподобна.
(с) Яна Юшина
 
ЛазарДата: Вторник, 06.09.2011, 01:30 | Сообщение # 15
 
 
Раса: Ангел

Сообщений: 5
Репутация: 0
Статус:
Демон Чревоугодия вышел из себя. Лазар поежился, невольно отступая назад. Против семи грехов он так же силен, как пылинка против тряпки. Ангелу и вовсе думалось, что от такого его переломит пополам, а потому он благоразумно отстранился, чуть ли не обиженно поджав губы: мол, нечестно так налегать на слабого и беззащитного.

Созданная им картина изменилась. Чревоугодие легко воззвал к главному желанию женщины, к тому, зачем она и пришла, показав ей картину более изощренного и сладкого для мести убийства. Что такое выстрел? Быстрая и легкая смерть. А вот если взять нож… Клаудия явно одобряла идею оргазмом, пока Ковач воротил нос от крови. Какие они всё-таки неизящные и грязные, эти демоны. И люди вслед за ними стали такими же.

Но Любовь не сдавалась. И Лазар не собирался. Клаудии требовалось успокоение, что бы там не болтали неуемные демоны, заигравшие в попугаев: «мертвецы не предают, мертвецы не предают». Тьфу!

Ангел вступил в свет, приободрившись. Сменить гнев на спокойствие, тоску на радость, а жажду мести на смирение и прощение? Это то, что он умеет лучше всего, попутно умасливая словами:

- Мертвецов не вернуть и ничего не исправить, - мягко заговорил Ковач, пытаясь взывать к элементарной логике и сыграть на том, что до этого показала Любовь – вереница проблем, что нарастут, как снежный ком. – Ты выше этого! Ты выше неуверенности и слабостей. Ты можешь стать лучше, если не позволишь глупой злости захватить тебя!
 
Воображариум » Архив » Библиотека » 2. Мертвецы не предают (зазеркалье)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: