Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Воображариум доктора Парнаса

Вторник, 25.09.2018
Время действия: С 12 июня по 19 июня 2011 года.
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Воображариум » Архив » Библиотека » 2. Мертвецы не предают (зазеркалье)
2. Мертвецы не предают
РаспорядительДата: Вторник, 09.08.2011, 17:38 | Сообщение # 1
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 679
Репутация: 1
Статус:
Эпизод 2.

Время действия: 11 июня 2011 года. Во время представления.

Завязка: В Зазеркалье отправляется женщина средних лет, недавно уличившая мужа в измене и жаждущая отмщения. Хороший объект для противоборства и выпускания пара, вынужденных раскланиваться друг перед другом в реале, демонов и ангелов.

Действующие лица: демоны, ангелы, клиент Варьете.

Набор открыт.
 
ЧревоугодиеДата: Вторник, 06.09.2011, 15:01 | Сообщение # 16
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 122
Репутация: 2
Статус:
Огненный язык широко и жарко овеял лицо Марката и его согнутую "блоком" руку. Пламя не прожгло рукав рубахи, не опалило волосы, тяжелая белая до слепоты боль горячо прилила изнутри к коже, исказила черты оскалом. Малая помощь резонера-Лазара, была подспорьем самозабвенно пылавшей Любви.
Несчастная свихнувшаяся бабенка... - неожиданно для себя подумал Маркат о Клаудии, которая металась меж двух огней, сменяющих друг друга как в наркотическом бреду образов, призывов, страстей и добродетелей с пороками, которые смешивались в гремучий тошнотворный до головокружения коктейль.
С его стороны такие мысли не были жалостью, просто констатация факта, которая, к тому же отвлекала от нарастающей боли.
С этим огнем Маркат был слишком хорошо знаком, проклятый внутренний крематорий. Боевая выходка Любви лишала силы и воли, а самое главное: его основы, главного "движка": яростных неутолимых желаний.
Хуже кастрации.
Пламя стало ярче и вот уже массивное тело Марката содрогнулось, теряя равновесие. Поникли плечи, ослепленная голова стала слишком тяжела.

Но тут Луксурия совершила чудо. Самое обычное женственное движение, текучее, гибкое и ласковое.
И то что откровенное сладострастие ее жеста сменилось не менее извечным мимолетным поиском защиты, подхлестнуло Марката - он выпрямил спину, инстинктивно прикрывая спутницу плечом от беспощадного суховея огненной добродетели, слезоточивым жаром шибало, как из доменной печи.

Широкая ладонь Марката медленно, с тяжким, но нежным нажимом скользнула по спине Луксурии, от лопаток до чуть вогнутой поясницы, замерла, дрогнув, на выпуклом теплом всхолмии ягодицы, покрыв ее почти всю.
Пружинное мощное возбуждение. Каменный до онемения стояк. Таранная решимость и упрямство.

Дорога между Клаудией и гротескными фигурами расселась надвое, будто глыбина мартовского ледохода, трещина увеличивалась, сначала нехотя, потом все быстрее - Маркат знал, что легконогой Луксурии ничего не стоит преодолеть эту преграду одним метким хищным прыжком. Она была славной и ловкой охотницей за людьми.

- Бери эту дуру, она уже готова. Идите к цели. Я прикрою. - Маркат на миг залюбовался спутницей, наклонился и потерся щекой о висок Луксурии, жалея, что нет времени на поцелуй. - Я в тебя верю.

А об остальных он позаботится - самомнение у него всегда зашкаливало. Даже если за последующее придется дорого заплатить - ласка Луксурии того стоила.
Маркат шагнул сквозь пламя, преграждая дорогу Любви, без преамбул пошел на прямой удар, огонь уродовал и корежил пространство, но теперь только подстегивал его злобу, как острие бандерильи - быка.

- Ну что, мадам Пироманка? Потанцуем?

Превозмогая боль и сопротивление противоположностей, он крепко перехватил тонкие запястья любви и тут же взревел сквозь зубы, прикосновение почти рвало его на части, но хватки не ослабил.
Держался только на инстинкте и упрямстве.
Мелькнула мысль о Коваче, но предупредить все удары и вероятности он не мог.

Ливень хлынул сильнее, и огненная пляска незаметно, но верно слабела под напором.
Главное выиграть время.


Sex, Drugs, Rock 'N' Roll

Сообщение отредактировал Чревоугодие - Вторник, 06.09.2011, 15:09
 
КлаудиаДата: Четверг, 08.09.2011, 15:10 | Сообщение # 17
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 11
Статус:
Яркая вспышка, сменившая картинки в зеркалах и прямо перед женщиной, заставила закрыть глаза, а левую руку легко взлететь к лицу…. Полыхнуло жаром и, кажется, даже волосы затрещали, когда их опалило краем пламени. Клаудиа отвернулась от противоборствующей четвёрки. Бежать, бежать! Подальше от этих ненормальных, вместо помощи взрывающих её мозг. Она яростно замотала головой, не желая больше никого слушать, и только зажмурилась ещё сильнее. Видеть их ей тоже не хотелось. Никого. Ни этих сумасшедших, ни миражей мужчин или трахающегося мужа. Она пришла сюда не за этим, и она теперь знает, что ей делать. До слуха донёсся треск как от разрываемой ткани и она, наконец, разлепила веки. Прямо перед ней мир раскололся посередине, и извилистая трещина, начинающаяся у её ног, стала стремительно расширяться. Слева уносились вдаль дорога, освещённые ярким солнцем поле с цветами и виноградники на холмах, справа сгущалась тьма. Враз выросшие мрачные деревья ощутимо гнулись под порывами ветра, на чёрном небе без звёзд неслись тёмные тучи, изредка приоткрывая одинокий серп убывающей Луны, мгновенно заливающий всё мертвенным, серебристо-тусклым светом. На опушке леса единственным ярким и нелепым пятном светилась неоновая вывеска «Казино-бар», совершенно пряча в своём блеске здание, на котором она крепилось. А за спиной бушевало пламя, и раздавались звуки борьбы. Хлынувший дождь слегка задел под порывом ветра подол платья и босые ноги.

Куда бежать? Колебания были прерваны метнувшейся перед глазами лёгкой фигуркой красавицы брюнетки. Клаудиа бросилась за ней к лесу и манящему свету вывески, но вскоре фигурка потерялась в темноте. Женщина не очень огорчилась – она выбрала путь и теперь ничто её не может остановить. Не мешали ей и порывы холодного ветра, впереди была цель – бар-казино, а внутри – женщина была в этом почему-то совершенно уверена – муж и долгожданная расплата.

***

Клаудиа выбрала тёмную сторону, на которую ангелам хода нет, а множество мелких демонов всегда готово подтолкнуть под руку…
 
НПСДата: Пятница, 09.09.2011, 12:54 | Сообщение # 18
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 13
Репутация: 0
Статус:
Любовь вскрикнула, вырываясь из грязной и сильной хватки демона, ее хрупкие, трогательные запястья оказались будто в уродливых наручниках.
Вся ее кукольная фигурка, стройненькая, тоненькая, жалобная, казалась бумажным силуэтом, игрушечной трепетной балериной на фоне атаковавшего ее громилы.
Любовь ахнула коротко и вырвала правую руку.

- Мерзавец! Хам! Боров! - на ее скулах вспыхнул оскорбленный румянец - Как тебе не стыдно! Обижать! Беззащитную! Девушку!

С этими словами Любовь размахнулась и одним ударом ребра нежной ладошки отшибла Маркату голову.
Добро всегда побеждает зло.
Обезглавленное огромное тело пошатнулось и рухнуло на колени. Кулаки разжались. Любовь отступила назад, поправила кукольный локон, закатила голубые невинные глаза, осененные пушистыми ресницами.

- Господи, какая гадость. Я ненавижу насилие.

Она легко вскинула точеную ножку и ударом острого французского каблучка в солнечное сплетение подтолкнула тушу к краю разлома земной коры.

Каблучок проткнул кожу и слегка завяз в мясе, пришлось брезгливо выдергивать, так кошечка на прогулке отряхивает с лапки липкий первый снег. Но своего Любовь добилась - тело демона отправилось в черную трещину вслед за головой.

В этот день Марката весьма неприятно вышвырнуло в реальный мир из зазеркалья - мигрень на полдня ему была обеспечена. Равно как и красная полоса на шее, ничего, прикроет шарфом, не впервой.

Любовь огляделась - бедная душенька, страстотерпица Клаудия метнулась вслед за негодницей Блудом.
Ах, какая жалость.
Два негодяя - Луксурия и Маркат своего добились.
Любовь обернулась к Ковачу, вздохнула, оправила на бедрах неброское ситцевое платье.

- Ах, милый Лазар - нежно прозвучал свирельный голосок Любви - Бедные маленькие смертные. Вечно они совершают ложный выбор. Глупые гадкие зайки. Надо бы поговорить со Справедливостью. Помнишь, в Содоме мы решили проблему выбора радикально. Конечно, холокост не наш метод, но надо же как то вести человечество к добру и свету?

За спиной Любви рушились и расплывались в ничто яркие декорации Воображариума.

И только вывеска "Варьете" была реальной.


Сообщение отредактировал НПС - Воскресенье, 11.09.2011, 11:12
 
КлаудиаДата: Пятница, 09.09.2011, 16:43 | Сообщение # 19
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 11
Статус:
Тяжёлая дубовая дверь туго поддалась под слабой женской рукой, пахнуло теплом, запахом сигарет и пива. Клаудиа вошла и замерла под взглядами шести пар мужских глаз. Было в этом всём что-то необычное. Женщина поёжилась и направилась к бару. Пара пустующих бильярдных столов крытых зелёным сукном, одинокий стол с рулеткой, за которым тоже не видно ни крупье, ни играющих, всё было похоже на какие-то декорации и только бар в этом помещении жил. Сверкал стеклом бокалов, разнообразием бутылок на полках, свет настенных бра преломлялся в длинном зеркале на стене. И в этом зеркале отражалась не Клаудиа. Да, ей было уже не в новинку странное поведение зеркал, отражающих, прошлое, будущее и несбывшееся, но тут было что-то другое. Недоверчиво женщина опустила взор, и дыхание её прервалось – в глубоком вырезе шикарного вечернего платья соблазнительно выпирала грудь, которой у неё отродясь не было. Провела рукой по талии и крутому бедру, убедилась, что тело чужое, гораздо моложе и лучше сложенное, значит и в зеркале отражается то, как она сейчас выглядит – сексапильная брюнетка с шикарной гривой распущенных волос, алые пухлые губы будто созданы для поцелуев… Вот и маленькая сумочка обнаружилась в руках…

Уверенной походкой манекенщицы прошла к стойке, изящно забралась на высокий деревянный табурет и, положив сумочку на стойку, одарила бармена широкой, обольстительной улыбкой. Вслед за совершённым выбором на Клаудию снизошли спокойствие и уверенность. Уверенность в себе такая сильная, что граничит с наглостью, тем более женщина помнит, что она в стране Воображения – здесь она выбирает, и только она диктует правила игры. А сейчас она хочет и будет самой красивой, самой сексуальной и желанной для этих мужчин. А ещё здесь где-то её муж, которого она соблазнит, а затем покарает. И после этого она сможет вернуться в реальную жизнь и играть там роль обычной домашней хозяйки и несчастной обманутой жены.

- Ну, что смотришь? Налей мне что-нибудь на свой выбор, - ещё одна улыбка и обещание в глазах. Неважно, что это ложь, важно, что она может делать, что хочет и всё сойдёт ей с рук.
 
НПСДата: Воскресенье, 11.09.2011, 11:58 | Сообщение # 20
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 13
Репутация: 0
Статус:
За спиной бармена - в десять рядов на полках поблескивают бутылки. Пузатые синего стекла и вытянутые, как журавлиные горла или берцовые кости. С этикетками на всех языках: мертвых и живых.

Плоский экран немого телевизора. Сменяют друг друга картинки: два небоскреба-близнеца в дыму и огне, развалины после землетрясения на Гаити - ряды полутрупов в очереди за гуманитарной помощью, мухи в глазницах старухи. Манекенщицы на подиуме - одинаковые, стандартные, в ногу, от бедра, голенастые, как самки богомолов. Тонущий прогулочный пароход на большой реке в России, реклама презервативов с усиками. Три каравеллы, паруса с красными крестами. Унылые пиджаки и галстуки на встрече Большой Восьмерки. Разбитая витрина Каирского музея. Взорванные турникеты аэропорта. Слоган: Всегда кока-кола.

Бармен обернулся.
У него нет никаких особых примет. Средний рост, средний возраст, среднее телосложение. Бритое лицо невыразительно, как яйцо. Черный фрак с белой ласточкиной грудью. И лишь одна деталь режет глаз - ярко желтые, кислотно лимонные перчатки.
Бармен улыбнулся эффектной диве, причалившей к стойке.
Отблеск его глаз бессмысленен, как у лакированных пуговиц от старческого демисезонного пальто.

Все обещания и соблазны тонули и гасли в его зрачках.

- Мэм? - голос у него тоже среднего тембра, взглянул бесстрастно, так не смотрят на красивых женщин. Так световой датчик в супермаркете считывает штрихкод, - Если на мой вкус, то абсент. Непременно абсент.

Бармен приблизился к стойке со своей стороны - будто и не делал шаг, а подкатился, как окоченевший мертвец на роликах. Он вслух, но для себя перечислял названия барных коктейлей.
Бутылка чешского абсента - не зеленая, а бурая жидкость, не адаптированная, с настоящим таурином замерцала на гладкой поверхности стойки.

- Атомный нокаут? Зеленая обезьяна? Лондонский туман? Босфорский прыжок? Смерть Ван Гога. Нет. Это все дешевка.

Его лимонные перчатки порхали, как ненормальные канарейки, слишком быстро и автоматически собирая ингредиенты: мята, молотый тмин, ледяное молоко, и наконец сам абсент.

Высокий стакан безупречного напитка появился перед Клаудией, как из небытия.

- Молоко львицы. - произнес название коктейля бармен, - Прошу вас, мэм. Комплимент за счет заведения.
Если вам нужно что нибудь еще, - его голова механически повернулась на гибкой тонкой шее влево-вправо, - То у нас открыт кредит.
Платить вы будете потом.

- Потом... - пронесся слабый глумливый и зловещий шепоток над столиками с замершими посетителями, - Платить... потом... платить... кредит... потом...

Губы посетителей бара не двигались, помещение за их спинами, в стиле старых добрых лондонских пабов, мореное дерево, рекламы и вывески на стенах, еле заметно для глаза, но неприятно плыло, слишком обтекаемые углы, слишком изменчивая зеркальная игра.

Среди завсегдатаев бара не было ни одной женщины кроме Клаудии.

Мужчины нелепо, как манекены, застыли за столиками. Один верзила, по виду то ли дальнобойщик, то ли байкер, поднес ко рту кружку с темным пивом, но так и не отпил. У второго - мягкотелого, по женски оплывшего клерка в мятом костюме паре, изо рта торчал хвост королевской креветки, третий - молодчик лет восемнадцати ( наверняка с фальшивыми документами), красный и слюнявый от выпивки пялился на поднятые лифчиком пуш-ап, полные груди Клаудии, рука сопляка поднята к лицу, пальцы сложены так, будто он выдавливал юношеский чирий, но был застигнут все тем же ленивым, застывшим, как янтарь, безвремением бара.

В зеркале всплывали и гасли, как глубоководные рыбы, лица этих типовых, стандартных мужчин, словно вышедших из брезгливых грез замотанной домохозяйки. Сколько таких женщин мечтает втайне о красивом изнасиловании, но если в несчастливый вечер хоть одну из них зажмут в подворотне четверо ублюдков, она будет кричать не "Еще!", а "Мамочка! Полиция!".

Но Воображариум отражал, как зеркало, любые фантазии, реальному миру не было места здесь.
Конечно же все посетители думали только о своих тесных стояках.
И алчно вожделели вошедшую в бар бабочку-траурницу с прекрасными формами.


Сообщение отредактировал НПС - Воскресенье, 11.09.2011, 12:02
 
КлаудиаДата: Воскресенье, 11.09.2011, 15:24 | Сообщение # 21
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 11
Статус:
Мёртвый взгляд бармена вернул заглядевшуюся на его жёлтые руки Клаудию в реальность. Ну, то есть не в реальность, к ней вернулись все предрассудки и табу её класса. «Никогда не заводи интрижек с прислугой!» - женщина так и вспомнила брезгливое выражение лица матери, вбивающей в голову невзрачного подростка эти прописные истины. Потребность в такой лекции появилась после того, как мать застукала Клаудию флиртующей с разносчиком пиццы. Лекцию завершила сентенция, что капитал родителей гарантирует девушке замужество в любом случае. Тогда она не вдумалась как следует в истинное значение этой фразы…

Рассеянно поблагодарив бармена за коктейль и окончательно потеряв к нему интерес, женщина развернулась к залу – стульчик оказался с вращающимся сиденьем. Прищуренными глазами оглядела контингент, не глядя нашарила на стойке бокал и, поднеся ко рту, глотнула весьма ощутимо. Подумала, что вкус довольно странный. Хотелось выкинуть что-нибудь сногсшибательное, такое чего никогда в своей жизни не делала и не рискнула бы сделать. Например, оголить бедро… рука тут же опустилась на платье и потянула лёгкую материю, а ноги чуть разъехались в коленях, пятки на подставочке вокруг ножки стульчика. Да, она сегодня вульгарна, выглядит доступно и понятия не имеет, как развернутся события дальше, но сознание безнаказанности кружило голову и заставляло поступать безрассудно. Почему-то простая мысль, что за всё надо платить, как-то ускользала из сознания Клаудии.

Мальчишку она отмела сразу – он напоминал ей первый сексуальный опыт с польстившемся на неё от отчаяния и спермотоксикоза одноклассника. В памяти остались неловкость, шумное дыхание, запах пота и резкая боль, когда парню удалось-таки достигнуть желаемого. Никакого удовольствия она не получила и долго ещё удивлялась своим подружкам, находившим в сексе удовольствие. Пухлый мужчина, по виду обычный клерк вызвал только презрительную гримасу. Не о таком она мечтала. Верзила в кожаной жилетке и клетчатой рубашке заинтересовал. Мечтательно глядя на его огромную фигуру, Клаудиа рассеянно подумала – правда ли, что чем крупнее у мужчины нос, тем больше член? И, наверное, смешно было бы, если у такого огромного мужчины он был с карандаш. От красавчика в чёрном костюме, взгляд отскочил сам. Даже здесь, в стране Воображения, её фантазия не простиралась так далеко – никак невозможно было поверить, что такой мужчина может оказаться с ней в одной постели. Она опять забыла, что выглядит сейчас совершенно иначе.

Какой-то шёпот в голове на грани слуха вдруг вернул ей понимание, что она сейчас не Клаудиа Норман, занюханная домохозяйка, а шикарная брюнетка, мечта любого среднестатистического мужчины. Поэтому вызывающе подправив вырез декольте, она колыхнула роскошным бюстом и продолжила свой обзор. Взгляд застопорился на чёрнокожем мужчине в белом костюме и цветной шёлковой рубашке. Она даже вытянула в возбуждении шею и быстро отхлебнула из бокала ещё глоток коктейля. Острое желание увидеть, какого цвета гениталии у «снежка» захватило всё её существо. В голове крутились разные мысли, когда-то услышанное, что секс с чернокожим мужчиной сильно отличается от секса с белым, заняло всё её внимание. Потому и пялилась так откровенно и неприлично на мужчину. Странность, что негра не было в зале, как только она туда вошла, ускользнула от её сознания. Не придала значения она и тому, что мебель в зале пополнилась большими, мягкими, кожаными диванами.
 
НПСДата: Воскресенье, 11.09.2011, 15:51 | Сообщение # 22
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 13
Репутация: 0
Статус:
Белая миссус хочет мало-мало секса.
Белая миссус булькнула титями и чуть раздвинула гладкие колени.
Белая миссус открыла свою влажную хижину для дяди Тома, племянника Анкл Бэнкса.
Белая миссус хочет политкорректного танго.
Черный великан обнажил рафинадные зубы. Блеснули белки глаз. Внутренняя сторона ладоней - кофе с молоком, светлей всей остальной кожи.

Негр поиграл дешевыми дутыми мускулами под пестрой гавайской рубахой. Костюм-пара цвета ванильного пломбира ладно и выгодно смотрелся на широких манекенных плечах.

Мягкие кожаные диваны до тошноты податливы, как свиные стеганые крест накрест подушки. Упруго, как попа, попрыгай.

Негр подошел к Клаудии, пружинно, как животное. Поскрипывали узконосые туфли опытного тангеро.
Высокий барный стул, на котором картинно, как девушка месяца с календаря пин-ап, расположилась Клаудиа будто сам собой развернулся на витой ноге к эбеновому, темнее пошлейшего черного шелка - наемному партнеру.

- Мэм? - его гортанный блюзовый голос внятно прозвучал справа - Мэм скучает сегодня вечером? Мэм позволит пригласить ее на танец?

Мертвый бармен вскинул петушком обятнутую желтой кожей пятерню, сжал в плотный кулак.

За овальным зеркалом обернулась на театральном кругу полукруглая сцена - венерина раковина, застыли в разных позах подсвеченные лунными лучами софитов темнокожие музыканты диксиленда.

Саксофонист, клавишник, гитарист, бренькнула странно перетянутой струной банджо, растянул меха бандонеон, неотступный спутник преступного аргентинского танго.

Негр сиял так, будто в голову ему была вставлена неоновая лампа. Он послушно пожирал глазами декольте Клаудии и улыбка его и отточенный жест предложенной для танго ладони были подобен удару финского ножа.

Клаудиу хотели.
Клаудией восхищались.
Клаудиу боготворили.
Все для вас на один раз.

Музыканты ожили. Негр ждал и вожделел любого движения партнерши - от пощечины до первого острого шага с носка на каблук.


Сообщение отредактировал НПС - Воскресенье, 11.09.2011, 16:49
 
КлаудиаДата: Понедельник, 12.09.2011, 22:52 | Сообщение # 23
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 11
Статус:
Мечты сбываются. Иногда. А здесь, наверное, всегда. Значит и тому, что она замыслила, суждено случиться. А пока можно и потанцевать. Глотнуть ещё для бодрости пойла, что сотворил бармен, и отдаться на волю партнёра.

Клаудиа с улыбкой и выражением на лице, которое она считала очаровательным, а на самом деле откровенно вожделеющим, можно даже сказать похотливым, протянула руку «снежку» и тут же оказалась на скользком паркете. Женщина давно, очень давно не танцевала, но на всю жизнь запомнила, что танго — это танец, который танцует мужчина ногами женщины. Рука в руке, рука на спине, соски упёршиеся в ткань его рубашки… и музыка.

Говорить не хотелось, думать не хотелось, тело, вначале скованное и неловкое, постепенно расслаблялось и начинало вести себя совершенно самостоятельно. «Не думай, отдайся музыке, скользи и следуй движениям партнёра.» Голова немного кружилась, то ли от танца, то ли от алкоголя. Коктейль, сотворённый барменом, вроде не был очень крепким, но обстановка вокруг плыла и искажалась, а в теле ощущалась какая-то подозрительная лёгкость. Старинные дубовые панели стен с тяжёлыми настенными бронзовыми бра, со вставленными в них обыкновенными электрическими лампочками, вдруг протаяли зеркалами. С потока свалился на длинной цепочке вращающийся шар, обклеенный кусочками зеркала и отбрасывающий цветные зайчики от направленных на него разноцветных прожекторов. Это не вязалось ни с эстрадой-ракушкой, ни с музыкантами диксиленда, но в голове Клаудии варилась такая каша, ей как маленькому ребёнку хотелось всё и сразу. Оглядываясь вокруг широко раскрытыми, жадными детскими глазами, она как будто заново родилась. Женщина сбилась с шага и со смехом завалилась на партнёра, крепко вцепившись в рукав пиджака.

Остановилась, огляделась – оркестр куда-то исчез, и музыка стихла, столики обрели прозрачные стеклянные поверхности, зеркала стен за высокими кожаными спинками диванов переливались мерцающим светом как будто идущим изнутри, там мелькали какие-то картинки. То пышнотелые женщины, возлежащие в ярких туниках на берегу ручья под сенью кудрявых деревьев, то странные барельефы сплетённых в разных позах обнажённых фигур на стенах старинного храма, обвитого лианами, то странные худые фигуры-скелетики непонятного пола дёргающиеся в странных позах…всё мелькало бледными тенями, перетекало одно в другое. Пять пар глаз мёртво глядели на Клаудию с пяти мужских лиц, пронизывая её как рентгеном всю. С головы до ног, а затем с ног до головы… эти взгляды были так осязаемы, они щекоткой бегали по её коже, забирались в интимные уголки и пугали женщину. Ей внезапно стало страшно и совсем не весело.
 
НПСДата: Вторник, 13.09.2011, 13:43 | Сообщение # 24
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 13
Репутация: 0
Статус:
С последним звуком исчезающего оркестра - негр партнер резко крутанул партнершу и остановил за секунду до падения.
Зеркальные дороги всегда поворачивают влево. Это закон. Если не веришь - проверь ровно в полночь, два зеркала, свеча между - наутро свеча догорит, а тебя найдут и увезут в черном пластиковом мешке с молнией.
Или войди ночью в темную ванную комнату и резко щелкни зажигалкой между зеркалом над раковиной и своим лицом. Утром тебя не найдут. Позвоните родителям прежде чем входить в ванную комнату без электричества с маленьким и слабым огнем в руках.

Закон зеркал работал и в варьете. Сны так легко соскальзывают в кошмары.

Чернокожий великан заглянул в лицо Клаудии, как в колодец, отпустил ее руку, и ощерил желтые, крупные как кукурузные зерна зубы.
Белый костюм уже не был белым. Черный старомодный черный редингот, похоронный, сшитый на живую нитку, болтался на его костях, белые перчатки испачканы могильной землей, на голове - высокий цилиндр.
Негр был неимоверно высок и истощен. В углу рта коптила потолок густым дымом с запахом паленых волос - толстая сигара. В руке - стакан черного рома с красным перцем. *

От его ветхих обносков душно несло формалином, жирной от дождя черной землей, тлеющими осенними листьями, гниющими в слякоть поминальными цветами из кладбищенских мусорных баков.

Белая миссус слишком плохо знает черных людей.
Белая миссус слишком хорошо танцует.
Белая миссус слишком дешево стоит.
Белая миссус слишком далеко зашла.

Прямо в лицо Клаудии улыбнулся хозяин перекрестков, покровитель воров и головорезов, в его ширинке всегда туго, он знаток многих нехороших ночных вещей.

Полупрозачные текучие линии варьете, тошные, продажные, как сюрреалистический гламур расплавленных часов Дали.

Фигуры пятерых мужчин ожили, сдвинулись вкруговую, принюхались, как крысы.

Верзила дальнобойщик, жадно дыша, нагнул голову, из его левой ноздри выбрался, шевеля лапками, большой маслянисто блестящий жук-хрущ, дальнобой поморщился, быстро слизнул его и раскусил, хрустнув хитином. Довольно ухмыльнулся и похлопал себя по бугру между ног.

- Лизни мой пломбир, детка.

Пухлый, как взбитый розовый крем, втиснутый в коричневую тройку клерк, сцепил в молитвенном крысином жесте потные ладони, чистые, как у женщины или хирурга. Вблизи он оказался плохо сшит, как мешок суровыми нитками - из левого бока сочились на пол мокрые опилки кошачьего наполнителя, конфетти давно прошедшего праздника и гнилое зерно. Его мелкие мягкие глаза плохо открывались, залипали, как у старой куклы.

- Выходи за меня замуж. Мы будем жить долго и счастливо и умрем в один день. Сегодня.

Подросток, дурно пахнущий потом и спермой шут из раздевалки команды по регби "Половая зрелость нашей Прекрасной Школы", вильнул бедром, облизнулся, закрыл лицо руками - сквозь рваные уже не кровящие мясные язвы насквозь просвечивали его шустрые, как у хорька, глаза. Его плоть была источена насквозь раковыми клетками, его вены были исколоты от запястья до локтя.

- Сестра у меня есть два билета на последний сеанс! Места для поцелуев.

Господин Суббота щелкнул перчаточными пальцами - это прозвучало сухим эхом, как стартовый пистолет.

Мужчины переглянулись и синхронно свели руки.

- Камень, ножницы, бумага, раз, два, три!

Дальнобойщик сжал кулак, клерк постриг воздух указательным и безымянным пальцем, недоросль уставился на свою раскрытую дырявую ладонь.

Призом в этой игре была Клаудия. Столы варьете, бордельные диваны, стойка - все сгодится, чтобы опрокинуть ее на спину, рвануть бретельки маленького черного платья, раздвинуть коленом ноги, намотать волосы на кулак и крепко приложить затылком, чтобы не кусалась.

Двери варьете были крепко заперты снаружи - слышно было как щелкнули собачки замков. Бармен за стойкой подмигнул Клаудии и перерезал телефонный провод портновскими ножницами.

Ловкость рук и никакого мошенничества.



Сообщение отредактировал НПС - Вторник, 13.09.2011, 13:47
 
КлаудиаДата: Вторник, 13.09.2011, 14:25 | Сообщение # 25
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 11
Статус:
Воображение, оно такое воображение. Не думай о белой обезьяне! Но стоит только себе такое сказать и ты только о ней и думаешь. Ты больше не властен над собой.

Стоило Клаудии испугаться, и вокруг ожили её самые страшные кошмары. Всё, что она когда-либо видела в кино или представляла в мыслях. Не хватало только Фредди Крюгера…

Женщина попятилась к стойке, стараясь держать в поле зрения пятёрку зомби, лихорадочно пытаясь вспомнить, как в фильмах расправлялись с ними отважные стервы в бронелифчиках или мачо со стальными яйцами. Ничего путного в голову не лезло. Осиновый кол, кажется, был эффективен в борьбе с вампирами. Соль помогала отгородиться от привидений. Винчестера с серебряными пулями у неё тоже не было. Не было и смертельного обаяния милашки Дина. Даже паршивого кабеля с тысячей вольт и то не нашлось под рукой. «Ну почему, почему из меня не выходит волшебника! Где чудесная ореховая палочка от Гарри, взмахни которой и всё вокруг налаживается?» - Клаудия чуть не плакала от отчаяния, она очень хотела вновь вернуть приятную обстановку кабачка первых минут своего пребывания здесь, но не могла. Более того, обстановка менялась дальше. И в худшую сторону.

Зеркала потускнели и по ним пошли чёрные пятна, постепенно превращающиеся в пятна плесени на сырых каменных стенах, пол тоже стал шершавым камнем. Бра преобразовались в чадящие факелы и только развратные кожаные диваны остались на месте, намекая на её печальное будущее.

Всё внимание бедняжки было устремлено на пятёрку перед ней, беззвучно разыгрывающую приз – её смертную плоть. Совершенной неожиданностью оказались жёсткие мужские руки на её предплечьях, крепко схватившие её сзади и лишившие подвижности. Женщина испустила жуткий крик и задёргалась. Но тщетно, бармен держал её мёртвой хваткой.
 
НПСДата: Среда, 14.09.2011, 10:44 | Сообщение # 26
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 13
Репутация: 0
Статус:
Амальгама зеркал прогнила чернетью и желчью.
Зеркала в варьете не отражают ничего, кроме самих себя, умножаясь и дробясь в хрупком хрустальном танце.
Высокий негр, как тыквоголовый Джек в цилиндре, пятясь (ведь у него не было спины) удалялся в зеркальную дорогу с дрожащими огоньками плавающих свечей, его нелепый силуэт мерцал, как картинка в старинном кино, выцветал до сепии.

Над стойкой вместо телевизионного экрана висел аляповатый рекламный плакат фильма "От заката до рассвета", с глянцевым мясом, сексапильными вампиреллами и гитарой из человеческого торса - рисованный мертвец тряс хайром и дергал когтями обнаженные кишки, как басовые струны. Плакат был изрядно потаскан и измят на сгибах.

Все текло, все изменялось. Три трупа застыли друг против друга в своей немой игре, как марионетки на нитках, леска на их запястьях, кистях, коленях и стопах даже была видна, посверкивала в отблесках стробоскоп, грубая работа декоратора.

Бледный бармен застыл за спиной Клаудии, его желтые как тошнота с похмелья, перчатки, впились в ее плечи.
И сама Клаудия уже не была похожа на сексуальную львицу-вамп, в мертвой хватке бармена билась и кричала весьма эффектная женщина, наряженная в белое тюлевое с золотыми кружевами и блестками платье-колокол наивной диснеевской принцессы. Пышная юбка смята, бьются в кипени оборок точеные ножки в хрустальных туфельках.

Хрустальные туфельки - это очень больно.
 
КристианДата: Среда, 14.09.2011, 16:06 | Сообщение # 27
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 5
Статус:
Мотнулись туда-сюда деревянные створки решетчатых дверок салуна на Дальнем Западе.
Запертая дверь всего лишь иллюзия.
Весь мир - это декорация, и тут появляешься ты: хороший, плохой, злой.
Надсадные свирели и банджо из Эннио Морриконе из спагетти-вестернов.
В варьете под скрещениями двух лучей софитов - на колосниках развернулись две тяжелые световые пушки - совершенно без участия человеческих рук, возник светловолосый мужчина в черном.

Он сощурил глаза.
Он опустил руки, поиграл пальцами над двумя расстегнутыми кобурами на поясе.
В ладони будто сами собой прыгнули два тяжелых кольта с инкрустированными рукоятями.

- Отпустите женщину, плохие парни. Я считаю до трех. Три.

Он вскинул оружие: из обоих стволов с резким щелчком выпали два красных ярмарочных флажка с белыми надписями: Bang!" "Bang!"

Вился легкий синий дымок с бенгальским пороховым душком.

Исковерканные тени послушно отступили от Клаудии в темноту, невидимый кукловод дернул дагу с нитками и вывел их за сцену.

Разжались желтые перчатки бармена - никакого бармена не было - на пол дансинг-холла плавными волнами опал пустой костюм.

Два световых круга: Спаситель и Жертва.

Печально звеня проскакал по гладкому полу хрустальный башмачок. Левый.
Мужчина наклонился, подхватил его на ладонь.

Подошел ближе, взглянул Клаудии в глаза и нарочным сумрачным баритоном спросил:

- Леди, прошу прощения, вы обронили.


Сообщение отредактировал Кристиан - Среда, 14.09.2011, 16:07
 
КлаудиаДата: Среда, 14.09.2011, 16:26 | Сообщение # 28
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 11
Статус:
Взметнувшаяся белая кипень оборок и резкая боль в ногах заставили Клаудию обратить внимание на то, что метаморфозу подверглась и она. Резко согнувшись в талии и только таким рывком и сумевшая чуть чуть изменить положение тела женщина с изумлением увидела на своих ногах нечто странное – окрашенные в тёмно-бордовый, почти чёрный цвет ногти на ногах просвечивали сквозь стеклянные туфли. Или туфли были хрустальными? Впившимися каменной жёсткости краями в нежную кожу. Взбрык ногой и туфелька заскакала по полу с хрустальным звоном, совпавшим с хлопком как от удара в ладоши. Внезапно мёртвая хватка на руках ослабла и пропала, женщину аж качнуло. Вокруг стало светло и чисто, а в круге прожекторов остались только двое - она и её сказочный принц в ковбойской шляпе. Любимый, отец её детей, муж… Как всегда прекрасен, уверен в себе и с улыбкой на устах…

Клаудиа как завороженная смотрела на приближающегося и не узнающего её мужчину. Как он нагнулся и поднял сверкающую в свете прожекторов туфельку, как поднёс к ней на ладони… Как бархатным голосом обратился к ней… он никогда, никогда ранее не обращался к ней таким голосом…

- Спасибо, мистер… Мистер? – дрожащий голосок удивил даже её.
 
КристианДата: Четверг, 15.09.2011, 14:06 | Сообщение # 29
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 5
Статус:
- Мистер... Нободи. - крепкая рука подана для того, чтобы женщина в белой свадебной кисее в талию могла подняться, так, будто никогда не падала.

Лицо стрелка жесткое, некрасивое в прямом свете софитов, почему то не самоуверенное, а бесконечно усталое, сизые мешки под нижними веками.

Поблескивала хромовой окантовкой и цветными лампочками музыкальная машина в углу.
Темная неторопливая повадка мужчины за сорок, никто не может знать, куда он в следующий раз поставит ногу, что за сведения содержат его автомобильные права, пин-код его кредитной карты, какие визы впечатаны намертво в его загранпаспорт.
Эту неделю я был по делам фирмы на Бали. Прикинь, там, на Бали тоже нужно морить крыс.
В мире так много крыс, что меня уже не хватает.

Мужчина стоял напротив женщины. Не зная ни ее, ни своего имени. Фантом вызванный ее утренним похмельем, ее худой рукой, которая проводит по запотевшему стеклу утреннего бесплатного автобуса в универсам "Мега", ее бесплодной теперь утробой, выносившей двоих.

Образ, послушный дуновению и неясному желанию, ненужный, как ежедневная прокладка в мусорной корзине (верный признак, что в твоем доме завелась женщина), неотвязный, как простуда в октябре.
Мистер Нободи.
Конечно, блондин. Англосакс. Суставы шалят. Поясница ноет. Во рту с утра насрали тигры, никого не хочется видеть, даже секретаршу.
И какая разница уже, кто делит с тобой одну подушку. Кто бронхитно кашляет по утрам в ванне, чьи волосы забивают сток раковины, чья грязная тарелка ложится в мойку по вечерам. Она любит канал MTV, а я люблю американский футбол, особенно, когда играют "Ред сокс".
Посудомоечная и стиральная мащины, микроволновая печь, кухонный комбайн, велотренажер, интернет-доставка продуктов на дом и карманный вибратор решают все проблемы домохозяек в Лондоне, Париже, Москве и на Луне.

Мужчина, менее всего похожий на ковбоя Мальборо, спросил, прикрывая рот рукой:

- Что вы делаете в этом месте?


Сообщение отредактировал Кристиан - Четверг, 15.09.2011, 14:09
 
КлаудиаДата: Вторник, 20.09.2011, 04:43 | Сообщение # 30
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 11
Статус:
«Что она делает в этом месте?.. Что она делает в этом месте!?» - и она вспомнила, вспомнила всё и даже рот приоткрыла некрасиво в догадке. «Как же она могла забыть! Она пришла сюда, чтобы отомстить!» Он должен страдать, ему должно быть так же больно, как и ей, а она хочет насладиться его страданиями сполна. И если всё получится, как она хочет, то в следующую субботу она опять придёт сюда чтобы убить его ещё раз. И ещё раз… и ещё раз…

Воодушевившись и вспомнив, что здесь она юная красотка и именно она устанавливает правила игры, Клаудиа цепко схватила протянутую руку и встала с пола. Тут же обняла мужчину и жарко залепетала:

- Ах, вы мой спаситель! Мой герой! Я думала уже, что со мной произойдёт ужасное! Эти жуткие люди, они хотели страшное. Вы так вовремя!

Пока Клаудиа напряжённо вглядывалась в Кристиана, вид его претерпевал метаморфозы. Лицо становилось моложе, мешки под глазами рассосались, а припорошенные сединой редкие волосы приобрели цвет спелой пшеницы и густой набриолиненной волной заблестели на голове.

«Вот так вот лучше, мой дорогой!» - злорадно подумала красотка и улыбнулась своему герою улыбкой на десять тысяч долларов и даже ресницами похлопала как наивная девочка. С чего ей вдруг вздумалось изображать классическую «блондинку» она и сама не смогла бы сказать, но подозревала, что этот тип женщин особенно привлекал её вторую половину.

- Вы такой смелый, сэр! Вы ведь проводите меня домой! - и она доверчиво заглянула мужчине в глаза. Надо выманить его на улицу, в темноту, там она решиться на то, что не смела совершить при ярком свете.
 
Воображариум » Архив » Библиотека » 2. Мертвецы не предают (зазеркалье)
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: