Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Воображариум доктора Парнаса

Понедельник, 20.08.2018
Время действия: С 12 июня по 19 июня 2011 года.
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Воображариум » Архив » Библиотека » 1.1. Осторожнее с желаниями, они могут исполняться! (11 июня 2011 года)
1.1. Осторожнее с желаниями, они могут исполняться!
РаспорядительДата: Среда, 20.07.2011, 12:41 | Сообщение # 1
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 679
Репутация: 1
Статус:
Эпизод 1.

Время действия: 11 июня 2011 года.

План-схема первого этажа Варьете

Завязка: Обычный субботний вечер, помещение варьете наполняется публикой, с жадным нетерпением ожидающей номер "Волшебное зеркало". Персонал варьете занимается каждый своим делом, артисты постепенно разогревают публику. Среди посетителей присутствуют странные личности - ангелы и демоны, со скрываемой ненавистью поглядывающие друг на друга. На территории варьете строго настрого запрещено вступать в схватки. Высшие силы потерпят только соревнование интеллекта. Душа человеческая может быть склонена на ту или иную сторону только убеждениями. Нарушители будут строго наказаны.

Действующие лица:
Гнев, Чревоугодие, Ирвин, Эмили, Справедливость, Уныние, Блуд.

Набор в эпизод временно закрыт.

Диспозиция на 03.08.11

Гнев, Чревоугодие, Эмили, Ирвин и Уныние сидят в зале. Из бара на них с презрением смотрит Справедливость. Рядом с ним устраивается Блуд.

Диспозиция на 05.08.11

Гнев, Чревоугодие и Эмили сидят в зале. Из бара на них с презрением смотрит Справедливость, а рядом с ним тусуется Блуд (возможен переход во 2 эпизод).

Диспозиция на 07.08.11
В зале остались Гнев, Чревоугодие, Эмили и Блуд. У Блуда есть ещё шанс оказаться в баре и понаблюдать за Захарией.

Диспозиция на 11.08.11
Эмили и Чревоугодие - эпизод весь ваш.
 
Ирвин_ХоллДата: Четверг, 21.07.2011, 15:21 | Сообщение # 2
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 11
Репутация: 0
Статус:
Сегодня минуло четыре месяца трезвой жизни. Ирвин чувствовал себя здоровым, но опустошённым. Когда он принял решение покончить с разгулом и развратом, он наутро первым делом сменил номер мобильника и очистил его память. Затем он приказал себе забыть дорогу в казино. Это оказалось на удивление просто. То есть забыть дорогу, он оказался не азартен, а вот с остальным было сложнее. Особенно с развратом. Дело в том, что он решительно не умел общаться с женщинами. Лёгкость и раскованность появлялась только после третьей рюмки. Так что трезвый образ жизни автоматически повлёк за собой и некоторый целибат. А он, за годы семейной жизни привыкший к регулярному сексу, хоть и следующему за скандалами, четыре месяца воздержания выносил с трудом. Говорят, со временем привыкаешь и перестаёшь хотеть. Ирвин пока что не привык, с тоской провожая взглядом проходящих мимо девушек и женщин. В тщетной попытке отвлечься, взгляд его упал на незатейливую вывеску с мигающей световой рекламой. Варьете – прочёл он с некоторым недоумением. «Просто Варьете? Без всякого названия?» Это было как минимум необычно.

Тяжёлая дубовая дверь пропустила его вглубь полутёмного прохладного вестибюля. Невдалеке слышалась музыка и негромкий гул голосов. Покрутив головой и поискав вход в непосредственно варьете, он наконец-то обнаружил источник шума. И света. Потому что освещения в вестибюле не было. Старинная винтовая лестница вела из одного угла вестибюля куда-то наверх, пара дверей в торце, скорее всего, была входом в туалеты, а стойка и ряды пустых вешалок за ней, очевидно, являлись гардеробом. Странно, что никого из персонала не просматривалось, но это отнюдь не проблемы Ирвина. Перестав забивать себе голову странностями заведения, он отправился на звук и свет.

В первый момент его вниманием целиком завладела стойка бара, но он вовремя опомнился. Не стоило срываться, когда уже затрачено столько усилий и принесено столько жертв. Поэтому он осторожно прошёл в зал к свободному столику, аккуратно обходя кресла с сидящими там людьми. Все лица были обращены к сцене, на которой двое практически обнажённых танцора в ярком гриме и украшенные разноцветными перьями исполняли какой-то экзотический танец. Движения их были плавными и завораживающе красивыми, а главное удивительно сексуальными, возбуждающими, Ирвин даже сбился с шага и толкнул чей-то столик. Густо покраснев и глухо пробормотав извинения, он поскорее проскользнул к облюбованному месту и постарался сесть и стать незаметным.

На предложенное ему официантом меню Ирвин даже не взглянул, только попросил принести кофе. Пока ждал заказ, осмотрелся. На сцене уже не было танцоров, зато появилось большое, высокое зеркало в старинной раме. В его блестящей поверхности ничего не отражалось, то ли из-за угла под которым Ирвин на него смотрел, то ли из-за какого-то оптического фокуса. С одного бока стоял мужчина в чёрном костюме с фраком, цилиндре и с тросточкой в руках. Белую рубашку с кружевным жабо и высоким крахмальным воротничком украшал галстук-бабочка, в глазу красовался монокль. Цепочка и оправа монокля поблёскивали тусклым золотом. С другого бока стояла балерина в пачке лебедя из балета «Лебединое озеро». На этом балете исчерпывалось знакомство Ирвина с данным видом искусства, но впечатлительный 10-летний мальчик, приведённый родителями в театр и приобщённый этим к высокому искусству, запомнил данный наряд на всю жизнь. В основном из-за открытых обзору плеч и груди балерины, а также длиннющих красивых ног.

Мужчина во фраке каким-то глумливым голосом предложил уважаемой публике пройти сквозь зеркало и погрузиться в мир своей мечты. Сразу же поднялось несколько человек с разных мест зала. Мужчина поколебался пару минут, а затем ткнул пальцем в сторону молодого человека, стоящего ближе всех к месту событий. Тот быстро пробрался к сцене, торопясь поднялся на неё по ступенькам сбоку и решительно шагнул к зеркалу. Ирвин машинально зажмурился, ожидая столкновения, но когда он, опомнившись, открыл глаза, молодого человека перед зеркалом не было. Заиграла музыка и балерина стала танцевать что-то изящное и столь же скучное. Ирвин недоумевал. «И что дальше?»
 
ЧревоугодиеДата: Суббота, 23.07.2011, 21:20 | Сообщение # 3
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 122
Репутация: 2
Статус:
«Все же это была отличная идея, круче, чем глютамат натрия».
В полной холеной ладони грелся стакан коньяка «Beaute de Siecle», темно-медового, столетнего, под цвет глаз. Маркат помедлил и пригубил, стряхнул столбик пепла сигариллы в хрустальную пепельницу.

Маркат лениво отвалился на спинку кресла, рассматривал из-под ресниц девушку за соседним столиком. Кожа да кости, мини-платьице цвета фуксии, изуродованные пергидролем волосы, на истощенном, крысином личике кричащий макияж – настоящая картинка с модной обложки. Перед ней одиноко стоял высокий стакан минералки.

Свет бильярдной зеленой лампы с бахромой низко над столом делал ее скулы и впавшие щеки трупными. Маркат закусил коньяк ложечкой белужьей икры с колотым льдом. Мысленно «пролистал» девушку – Розалин Грин, 17 лет, рост 167, вес 36 кг, анорексичка, второсортная фотомоделька, давно бесплодна от голода, изношены модной дистрофией все внутренние органы, ногти и зубы крошатся, волосы лезут, последний раз ела неделю назад – половинку вишневого «полезного» йогурта (не более натурального, чем пластик упаковки), но тут же побежала к унитазу и вызвала рвоту. Девушка перехватила его взгляд и улыбнулась подобострастно.

Полчаса назад она обслужила его ртом, стоя на костлявых коленках в кабинке мужского туалета варьете. Всего за одну дозу героина. Маркат не чуждался похоти, его телесная оболочка была на совесть оснащена безотказным мужским достоинством. Дистрофичка теперь интересовала его не больше, чем скорлупа выеденного яйца – даже желаний у нее не осталось – он выпил все до дна. Демон знал, что ей оставалось жить два дня, уже в понедельник ее мать найдет скорченный труп дочки в ванной. Остановка сердца. Белый гроб. Белое платье. Белые каллы. «Бедная Рози, ее кумиром была Кейт Мосс».

«Да, идея на миллион» - думал Маркат, и действительно, изобретение им современного эталона красоты, длинноногих аниме-girls, кукол барби, фотошопных и подиумных див (скелет сквозь кожу, копченую в солярии, два мешочка силикона, торчащие на ребрах) было удачей. Людишки подхватили стандарт, как заразу или отраву. Все они – от актуального кутюрье, набиравшего в модели «вешалок» до соплячки последнего класса колледжа, зубрящей таблицу калорий и рыдающей, глядя на весы – были его дойными коровами, от их гонки за идеальными сантиметрами и килограммами, грошовых переживаний и смертей под капельницами тело демона туго наливалось и лоснилось. Слаще и сытнее он питался, пожалуй, только много лет назад в одном красивом русском городе. Суровая снежная зима, нет электричества, лекарств, хлеба. Кольцо врагов и бесконечные бомбежки. Славное было время. За 871 день блокады Маркат сменил пять телесных оболочек – все лопались, обожравшись чужим горем и голодом. Воспоминание сладкой судорогой всколыхнуло массивное тело демона. Правда, тогда люди голодали от войны и нужды, а теперь добровольно, от потребительского каприза, что было гораздо вкуснее.

Представление на сцене шло своим чередом, фрачник в цилиндре перебрасывался репликами с публикой, в зале было интимно полутемно. Балерина, вскинув ножку, повторяла один и тот же пируэт, можно было заметить у нее между лопаток замочную скважину для ключика. Татуировка или танцовщица и вправду была механической?

Высокий худой шатен неловко пробрался на свое место, стараясь не смотреть в сторону барной стойки. От него повеяло, как знойным сквозняком, сухой жаждой человека, завязавшего с алкоголем, Маркат тут же просмаковал его чувство вместе с новым глотком коньяка. Хотя был сыт под завязку, не смог удержаться. Довольно вздохнул и расстегнул клубный пиджак. Резные подлокотники кресла VIP – столика приятно подпирали круглые бока все сильнее и сильнее.

Поверхность зеркала еле заметно колыхалась, как станиолевое полотно, уже несколько претендентов, очарованных каламбурами зазывалы, толкались у сцены в предвкушении дешевого счастья. «Пусть меня повеселят, я ведь платил деньги, я – клиент, а клиент всегда прав». - мысли их были однообразны.

Мягкий луч света преломился в стакане Марката, на гранях рубинового перстня. Но погас в пустых черных зрачках.
Шоу должно продолжаться.


Сообщение отредактировал Чревоугодие - Воскресенье, 24.07.2011, 16:52
 
ЭмилиДата: Суббота, 23.07.2011, 23:27 | Сообщение # 4
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 118
Репутация: 1
Статус:
Став перед большим зеркалом Эмили в последний раз проверила, всё ли в порядке. Волосы, зафиксированные лаками, форму не потеряли. Помада не смазалась. Лёгкое чёрное платье сидело как влитое и чёрные босоножки к нему отлично подходили. Однако было одно «но» - сумочка. С ней всё никак не получалось совладать. Засунутый туда тяжёлый фотоаппарат постоянно выкаблучивался. То он как-то выпирал, то оттягивал плечо. Проблему удалось решить, взяв сумочку побольше и которую можно носить в руке. С ней конечно не так удобно, но что поделать? Без фотоаппарата идти было нельзя. Ведь Эмили собиралась не на свидание, а на работу. Да, этого субботнего вечера она ждала уже давно, а если точнее со среды, когда до неё доползли слухи про чудо-зеркало в варьете. Такое не должно было пройти мимо её рубрики в журнале.

На нужное место Эмили прибыла пораньше, не хотелось опоздать, да и нужно было разведать обстановку. Выйдя из такси, она не обрадовалась увиденному, представляла себе всё намного роскошней. Мысль о том, что нужно было одеться проще, себя ждать не заставила. Однако уже ничего нельзя было поделать, потому вынув из сумки, своего верного спутника, фотоаппарат, сделала пару снимков главного входа.

Зайти оказалось не просто, входная дверь не сразу далась девушке. Эмили пришлось прикладывать не малые усилия, и чувствовала она себя при этом идиоткой. Однако сюрпризы не закончились. В вестибюле было темно и пусто, ни персонала ни гостей. Стало жутко и захотелось выйти обратно на улицу, но приглушённые голоса и музыка достучались до напряжённого сознания Грейс и остановили её. Где-то таки были люди…. Отправив сумку на плечо, фотоаппарат на шею и вооружившись телефоном, предварительно переведя его в режим фонарика, Эмили пошла исследовать помещение.

Первое что привлекло внимание это две двери. Отворив одну, тут же закрыла и посветила наверх. Хотелось убедиться, что она увидела то, что увидела. На дверях красовались значки указывающие, что это туалеты: женский и мужской. Всё совпало. Однако раз тут так пусто, не нельзя было упускать такой шанс пополнить свою коллекцию снимков мужских туалетов. Эмили тихонько отворила дверь со значком джентльмена и так же тихонько зашла, вот только не далеко. Оказалось, тут кто-то был, и по звукам, похоже, занимался не совсем тем, для чего это место предназначено. Отключив вспышку, Грейс сделала несколько кадров и быстро удалилась. Пусть хоть размытые снимки будут, чем никаких. Хотелось, конечно, ещё заснять с пола, чтобы было видно, кто в кабинке, но побоялась нарваться на скандал, да и мало ли, что геи могут выкинуть. Покинув туалет, Эмили живо направилась к винтовой лестнице в углу вестибюля, задерживаться тут было не желательно, да и интересного ничего больше не осталось.

За винтовой лестницей Эмили ждало то, что она искала. Помещение варьете, то самое где устраивают представление с чудо-зеркалом. Оставалось только дождаться номера, всё записать и сфотографировать. Однако ждать, похоже, надо было ещё много, о чём говорило малое количество посетителей и пассивность персонала.

Заняв один из центральных столиков и заказав лимонад, Грейс принялась записывать в блокнот свежие впечатления о варьете. Пока она исписывала страничку за страничкой, посетителей в зале значительно прибавилось. А так же не заметила, и когда лимонад принесли, и когда на сцене появились танцоры. О коих тоже захотелось быстро записать первые впечатления, но рука потянулась не к ручке, а к бокалу с лимонадом. И хорошо, что Эмили успела взять этот злосчастный бокал. Буквально сразу же стол зацепил какой-то мужчина, что привело к выпрыгиванию части сладкой воды на руку и блокнот. Ещё бы немного и эта сладкая вода могла бы оказаться на платье, и тогда вечер был бы испорчен.

В шоке от случившегося Эмили уставилась на мужчину, но тот что-то быстро пробормотал и ушёл. Нет, чтобы помочь или хотя бы официанта позвать…. Грейс достала из сумочки платочек и тщательно вытерла им облитую руку. Однако в уборную всё равно надо будет идти, сладкое так просто не оттереть. Дальше пошла очередь блокнота, но его, похоже, уже было не спасти. Столько записей пропало. Эмили отложила его на край стола, чтобы потом попросить какой-нибудь пакетик у официанта. Выкидывать, было жаль.

Тем временем на сцене дело дошло уже до самого главного номера сегодняшнего вечера. Мужчина во фраке и цилиндре с балериной предложил гостям пройти сквозь зеркало в мир своей мечты. Эмили хмыкнула, и хотела было вызваться, но посмотрев сколько её человек опередило, передумала. Решила выждать и понаблюдать, что будет дальше, а заодно и сделать пару снимков. Первый счастливчик был выбран. «Может подставной?» - Подумала Грейс и щёлкнула снимок, когда мужчина входил в зеркало, осветив вспышкой на долю секунды всё помещение. – «Там наверно какой-то коридор замаскированный». – Продолжила она мысль, когда счастливчик скрылся в зеркале.


Сообщение отредактировал Эмили - Суббота, 23.07.2011, 23:31
 
РаспорядительДата: Воскресенье, 24.07.2011, 21:14 | Сообщение # 5
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 679
Репутация: 1
Статус:
Как только начался номер с волшебным зеркалом, с вестибюлем Варьете произошла странная метаморфоза. У входа с внутренней стороны как из под земли появилось два атлетического сложения парня, с короткой стрижкой и выпирающими из под строгих тёмных костюмов мышцами. Белые рубашки, тёмные очки завершали внешний вид, из-за чего сразу становилось ясно, что молодые люди охранники. Сам вход приобрёл вид коробки с вертушкой на выходе, столиком сбоку, за которым расположилась миловидная блондинка. Вещи на столе давали понять, что перед вами кассирша, продающая входные билеты.

Гардероб тоже изменился. Из него выпятилась стойка-рецепшен и за ней образовался администратор. Молодой человек приятной наружности. За спиной администратора была видна доска с ключами и дощечка с надписью "Отель Варьете".

Всё это великолепие было залито ярким светом, льющимся с панелей фальш-потолка.
 
СправедливостьДата: Воскресенье, 24.07.2011, 21:32 | Сообщение # 6
 
 
Раса: Ангел

Сообщений: 7
Репутация: 1
Статус:
Четвертое исчезновение за два месяца.

Лондон – огромный город, город-улей, город камня, стекла и песка – песок в нем - человеческие души. Ежедневно кому-то перерезают глотку, кто-то пускает ближнему или себе пулю в лоб, кто-то корчится от передоза – наутро обнаруживают в туалете ночного клуба или в собственной квартире.

Закрываешь одну папку с делом, отдавая в суд – на ее месте отравленными лепестками расцветает десяток.

Иногда Стивену Адамсу кажется, что Скотленд-Ярд черпает по верхам. Тушит лесной пожар из аптечной пипетки.

Иногда Алеал очень спокойно думает, что благом для города было бы сжечь его - в прямом смысле.

…Четвертое исчезновение за два месяца. Заведение – Варьете (вход до двадцати одного года запрещен, лицензия на продажу алкоголя идеальна, как платье королевы на приеме), и люди исчезают в нем.

- То есть, внутри, понимаете, сэр? - констебль Джеффри Янг даже руками взмахнул, словно изображая цирковой фокус с кроликом в шляпе. –Я несколько раз там дежурил, и… они заходят внутрь, машины еще припарковывают – один парень неправильно припарковался, я ему квитанцию выписал…

Он осекся под взглядам Адамса. Нет, пожалуй, Алеала. Не любил ангел лезть в душу человеческую без крайней необходимости, но грязь всплывает сама, словно капли жира в кружке чая. Джеффри Янг, тридцать два года, рост метр восемьдесят два – типичный англичанин с бледной кожей, светлыми волосами и глазами – зелень, разбавленная до десятой воды. Разведен, живет с любовницей… берет взятки – по мелочи, там двадцатку, здесь полсотни, боится «по-крупному». Считает себя честным человеком, еще оправдывается библейским «кто без греха, пусть первый бросит в меня камень»…

Янг инстинктивно закрылся от Алеала, уставился в пол. Он впрямь не был плохим; исправно платил алименты и помогал прежней семье.
Обычный человек.

- В общем… он так и не появился. Бросил машину, ее потом на стоянку отогнали, никто не пришел.

«Варьете» .

Исчезновения людей. На стол Адамса легла листовка – «флайер» с рекламой «удивительного шоу, воплощения ваших сокровенных желаний». Заманчивая реклама… а в мире существуют грехи потяжелее взяток. Алеал чуял, знал – давно подобного не было; за последние столетия души человеческие измельчали, песок вместо камней. Грех – взятка в десять фунтов. Добродетель – отдать старые (но еще хорошие) джинсы сиротскому приюту.

Возможно, Варьете и есть то… возвращение прошлого, когда грехи были чудовищны, а праведники праведны.

- Благодарю вас, мистер Янг. Я проверю это заведение лично.

В тот же вечер Алеал направился в заведение, именуемое старинным словом «Варьете».
 
ГневДата: Понедельник, 25.07.2011, 01:33 | Сообщение # 7
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 34
Репутация: 0
Статус:
Гнев выбрался из машины и, недовольно прищурившись, посмотрел на варьете. Внешний вид заведения всегда выбивал демона из колеи, но сегодня бесил особенно сильно. Раздражение бурлило в Беласко весь день, потому что с самого утра всё пошло наперекосяк. Нет, даже раньше, с понедельника.

Обычно от Бостона Темпла практически не требовалось личного присутствия в конторе, так как подчиненные были вымуштрованы, дисциплинированны и напуганы боссом до чертиков. Но всю неделю возникали неотложные и срочные дела, требующие его непосредственного вмешательства, и отвертеться от них Беласко не мог. Подобная офисная каторга приводила демона в бешенство. С другой стороны, он смог неплохо поесть за счет всей этой нервотрепки.

«Кстати о еде», - Гнев уловил острый запах злости и осмотрелся по сторонам в поисках его источника. Молодой мужчина никак не мог найти место для парковки, и явно пребывал на грани нервного срыва. Демон проник в его мысли и пробудил ярость и бешенство в кипящей от негодования душе водителя, дабы эмоции сломали барьер самоконтроля. В следующий момент, машина жертвы протаранила чей-то Опель, и человек за рулем удовлетворенно улыбнулся. Беласко, сняв сливки с выплеснувшихся эмоций и добавив грешок на новую душу, бодро направился к варьете. Охрана слишком хорошо знала Бостона Темпла, чтобы задавать какие-либо вопросы. Вскоре достопочтенный господин занял место за одним из столиков слева от сцены, кивнув паре завсегдатаев и знакомых, даже не подозревавших о его истинной сущности. Те же, кто знал Беласко, не нуждались в приветственных жестах.

Крылатых пока не наблюдалось. А из соратников Гнев приметил только Марката, чью довольную рожу было видно за километр. Чревоугодие, конечно, снова пришел раньше всех, и просто светился от переполнявшей его энергии. Гнев скривился и ругнулся, проклиная сотоварища за удачливость и самодовольство, да и просто по привычке. Здороваться с ним он, естественно, не собирался, но спросить об остальных пороках не мешало бы. Или мешало? В итоге раздумий Гнев разозлился ещё больше, наорал на официантку, не торопившуюся с исполнением заказа, до которого, впрочем, Беласко не было никакого дела, и заразил своим настроем пару соседних столиков. Девушка с парнем слева начали тихо переругиваться, а какой-то старик справа – ворчать себе под нос что-то про никчемную еду. Исходящая от них волна негатива несколько успокоила демона, он сделал глубокий вдох, и на его лице появилась зловещая улыбка. Ничего не приносило ему больше удовольствия, чем пряная смесь эмоций рождавшихся в перебранках и кисловатый привкус раздражения и недовольства.

А вот очередь к зеркалу Беласко совсем не радовала - все какие-то хлюпики, не пробуждавшие ни малейшего желания посетить их воображаемый мир. Демону отчаянно хотелось бешенства и жажды крови. "Что ж, как там говорят эти мерзкие людишки? Если хочешь чего-то - сделай это сам, да?" - мысленно ухмыльнулся Гнев, лелея внутри дерзкую мысль.
 
УныниеДата: Понедельник, 25.07.2011, 14:11 | Сообщение # 8
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 72
Репутация: 0
Статус:
Она не слишком любила подобные людские сборища. Все возбуждены ожиданием предстоящего зрелища. Даже те, кто равнодушно зевают – и те в глубине души чают надежду на интересный вечер. Элеонора видела их насквозь и морщилась, поправляя вуаль на шляпке. Горделивая осанка, и строгая походка, только плечи слегка опущены, да руки теребят белый шелковый платочек с вышитыми в уголке инициалами. Вобщем, здесь было довольно-таки скучно, а она даже еще не дошла до варьете! То ли дело – позапрошлая пятница и похороны на восточном кладбище. В самый разгар прощальной речи святого отца она так искренне бросилась на гроб, так рыдала! До того мужчина был праведен и предан семье, что ее тонкая душевная организация не выдержала скорби от его ухода.

Правда, вдова умершего и его великовозрастные дети несколько опешили от поведения молодой женщины и воплей: «Милый на кого ты нас всех покинул!». А уж что было с вдовушкой дальше…
Одинокая слеза скатилась по щеке, все-таки некоторые воспоминания трогательны до одури. Но здесь вряд ли можно словить что-то дельное. Мелкие заботы меркли перед ожиданием чуда.
«Идиоты».

Пристально заглянув в душу шедшей впереди женщины под руку с мужчиной, Элеонора начала комкать свой платочек еще более интенсивно. Любовь! Она так показательна. И загадочно. Что же станет последней каплей во внешней идиллии? Слегка обогнав их и зайдя внутрь здания, она горестно вздохнула, выслушивая начавшийся за спиной ор. Кажется, нечастный супруг забыл дома билеты, вот память дырявая и руки кривые, ублюдок, мерзавец, он сделал это специально… Дальше она не стала слушать, незаметно выбрасывая две лишние бумажки в урну.
Иногда все решают сущие мелочи. Только ей хотелось более глобального, осталось только выбрать подходящую цель.

Женщина споткнулась на входе в основной зал и помахала рукой перед носом, разгоняя облако сигаретного дыма. Шум, гам, восхищение, голод, вожделение, любопытство… И гнев. «Что могло быть хуже? Только встретить здесь собратьев» - погрустнела девушка, заприметив Беласко, и хотела было уйти, но тут кое-что почувствовала. Да! Это была она. Здесь, в гнезде разврата и порока ее не могло было не быть. Как собачка на невидимый аромат сахарной косточки, демон посеменила на тонкий аромат скуки и вскоре буквально-таки наткнулась на его источник. Точнее, пока только на его спину.

- Ах! Я такая неловкая! Вы не против, если я присяду и немного отдохну? – воскликнула она, делая шаг назад, затем обходя столик Ирвина и устало присаживаясь напротив, чем загораживая ему вид на сцену. В качестве компенсации ему было предложено полюбоваться на зону декольте, благо о том, чтоб там было чем любоваться, Ацедия озаботилась заранее. – Но если вы против, я тут же уйду, еще не хватало отнимать время такого интересного мужчины.

Вздохнув, она стрельнула глазками из-под вуали, поставила локти на стол и наклонилась к собеседнику. Чтоб он ее лучше слышал, зачем же еще. В его мозгах оказалось безумно приятно копаться даже ментально, по ходу, он сам не понимал, что делает здесь. К тому же один.

В голове тут же начал созревать весьма интересная методика работы с данным индивидом. Да, это явно бы ему «понравилось». Пожалуй, даже не понадобиться заставлять… Элеонора не любила принуждать. Добровольность принятых решений – одна из самых главных вещей. Хотя бы потому, что в большинстве случаев они оказываются ошибочными.
 
Ирвин_ХоллДата: Понедельник, 25.07.2011, 14:56 | Сообщение # 9
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 11
Репутация: 0
Статус:
А дальше на его столик буквально свалилась дама странного вида. То есть, свалилась сначала на него самого, а потом уже уселась за столик. Причём так, что балерина, да и вообще вся сцена оказались закрыты от взора Ирвина, но он об этом не пожалел, жадно пялясь на ложбинку между её грудей. Аппетитные полукружья весьма откровенно высовывались из чёрного платья, вызывая волнение и перераспределение кровяных потоков в теле мужчины. Недоумение и скука тут же сменились острой жалостью, что он трезв. Почему-то вуаль, закрывающая верхнюю часть лица женщины, особенно возбудила Ирвина. Видимо в подростковом возрасте он пересмотрел фильмов на историческую тему. С будуарами, графинями, шляпками, изящными белыми ручками в чёрных перчатках по локоть, подвязках, графьях с напомаженными волосами и тонкими усиками, целующих трепещущих дам в тонкие полоски обнажённой кожи, оказывающихся доступными посреди всех этих аристократических одежд…

- Нет, что вы! – испугался он. – Я совершенно не против вашей компании! Наоборот, вы украсили собой это общество и скрасили унылый вечер.

Он действительно испугался, что она может уйти. Ему несказанно повезло, что дама сама завязала с ним разговор, а ему удалось без спиртного достойно ей ответить. Но вот сможет ли он и дальше удержать её внимание с помощью своих жалких навыков обольщения женщин?

Напряжённо перебирая в уме, что он мог бы ей рассказать, чтобы удержать её внимание и, мучаясь вопросом - нарушить данное самому себе слово или не нарушать? – он попытался улыбнуться и удержать на лице выражение восторга и счастья.

Несомненно, вкупе с взглядом, упрямо возвращавшимся в район ниже ключиц дамы, выражение его лица было достойно как минимум быть занесённым в какую-нибудь книгу рекордов.
 
ЧревоугодиеДата: Понедельник, 25.07.2011, 23:05 | Сообщение # 10
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 122
Репутация: 2
Статус:
Маркат даже не повернул головы - в загривок дохнула плотная, душная волна гнева, он даже пропустил очередной глоток. Знакомый раскатистый окрик, дрожащие руки официантки, которая едва не выронила поднос у столика Беласко. Клиент как всегда не в духе. Встал не с той ноги. Берегись, милочка, тебя скоро уволят... Может быть из варьете, а может быть из жизни.

Подкурив вторую сигариллу от первой, Маркат мысленно обратился к Гневу, в обычной ернической манере: «Блаженны кроткие, ибо их есть царствие небесное! Просто образец миролюбия. Всегда хотел спросить, Беласко, ты случайно не хиппи? Приятного тебе вечера, а главное – спокойного. Что новенького?»

Его мысленные излияния буквально потушило появление дамы под траурной вуалью.
Маркат аж подавился, вскинул темные брови, ухмылка сама собой стерлась с его лоснящейся физиономии – даже пухлые щеки слегка опали.

Надо сказать, что Маркат не то что побаивался Ацедию – но своеобразно уважал. После одного курьезного случая. Годах в двадцатых прошлого века, в Чикаго, времен Сухого Закона, (золотое времечко) Маркат решил в очередной раз приударить за хронической аппетитной вдовушкой, временами на него находило. На земле он быстро перенимал привычки смертных, поэтому пригласил Ацедию в модный тогда синематограф (ну куда еще вести барышню, рестораны ему уже изрядно осточертели, сидят, жрут, вечно, как на работе, а хочется прекрасного).

И не нашел ничего лучше, как привести Уныние на новую комедию с Чарли Чаплиным.
Целый час Ацедия терпела в хохочущем до слез битком набитом зале. Она сидела прямо, с меловым лицом, губы в нитку, платочек в кулаке скомкан. После сеанса Ацедия неожиданно поцеловала ухажера сладко влажно и глубоко в рот, крепко взяв за уши, как за ручки кастрюли. Маркат обалдел и не заметил, что с поцелуем мстительная вдова передала ему кое-что. Ацедия мило улыбнулась и обещала прийти вечером. Но никакого «вечером» не случилось.

Ее «кое-что» Маркат запомнил накрепко – два месяца он провел в состоянии чернейшей безвыходной депрессии, о которой прежде и не подозревал. Перестал бриться, обращать внимание на еду, выпивку и женщин, заперся дома, отощал втрое, по ночам начал задумываться о смысле жизни (смысла в ней не было). Писал на салфетках крайне бездарные стихи об увядших розах и вскрытых венах, жалея, что не может даже удавиться или шагнуть под поезд подземки.

Дошло до того, что демон обнаружил себя посреди трущобной улицы, где раздавал леденцы бедным негритятам – при этом, заметьте, на свои деньги и без всякой задней мысли. А из кармана пиджака торчала брошюрка "Общество трезвости "Добрый самаритянин".

Только после долгих извинений Ацедия сменила гнев на милость и избавила Марката от своего подарка. С тех пор он умерил свои аппетиты и держался с ней настороже.

К счастью, хищная вдовица уже нашла себе жертву в зале и с привычной для нее элегантностью пошла на штурм. Маркат облегченно выдохнул и в который раз подумал: «Тьфу, надо же было вляпаться, то ли дело крутить с Луксурией, смачная штучка» - он мечтательно потянулся, так что затрещали пуговицы на бархатном жилете и огляделся.

Миловидная брюнетка в маленьком черном платье за столиком слева усердно писала в блокнот, хотя от нее не исходило ничего интересного для Марката, демон по сальному любопытству, заглянул в нее... Так-так. Журналистика. Четвертая власть. Люблю. Дайте две. Маркат щелкнул колпачком золотого «паркера» и набросал несколько слов на визитной карточке.

Он подозвал официанта, интимно шепнул: Молочный коктейль и записку передать.
Официант кивнул и сгинул.

Маркат пригладил волосы, подумал, прибавил себе сантиметров пять роста – немного неприятно отдалось в позвоночнике, зато и брюхо слегка подтянулось, и изменил запах тела – демон знал, что люди бессознательно реагируют на ароматы, любезные с детства. Слабый-слабый аромат ландыша, вкрадчиво, невнятно, то ли есть, то ли нет. Сойдет.

Маркат незаметно следил глазами за официантом, склонившемся над столиком Эмили. На обороте скромной визитки «Гарольд Лилленд, ресторанный критик» была набросана записка, крупным, волевым почерком:

«Хорошего вечера, коллега. Есть кое-какая информация о владельце «Варьете». Дело пахнет сенсацией. P.S. Вы очаровательны»


Sex, Drugs, Rock 'N' Roll

Сообщение отредактировал Чревоугодие - Среда, 27.07.2011, 14:53
 
ЭмилиДата: Вторник, 26.07.2011, 19:21 | Сообщение # 11
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 118
Репутация: 1
Статус:
Эмили отложила фотоаппарат и принялась искать в сумке ещё что-нибудь, на чём можно сделать хотя бы пометки. Мелочи лучше записывать, а то они любят убегать из памяти. Однако её перебил официант, принеся молочный коктейль и записку, чем не слабо удивил. Грейс не ожидала, что ей кто-то заинтересуется пока она на работе. Да ещё и так по киношному привлечёт к себе внимание.

- Эй, извините! – Эмили, выйдя из лёгкого шока, окликнула официанта, который уже собирался уходить, на что тот быстро обернулся к гостье. – А кто вас попросил это передать?

- Вон тот господин. – Ответил официант и указал на мужчину за одним из столиков. Высокий, упитанный, хорошо одетый, опрятный, молодой, почти идеал.

- Спасибо. – Сказала Эмили, быстро переведя оценивающий взгляд на коктейль.

Вертя записку, которую так и не удосужилась прочесть, Грейс пыталась найти ответ на несколько вопросов сразу. Кто это такой? Почему молочный коктейль? Чего он хочет? И что делать дальше? На ум приходило только, что это простое совпадение или, что это один из фанатов, который где-то в интернете нашёл её старый блог и возможно хочет автографа. Своих фанатов, она, правда, ни разу не встречала. Однако всё оказалось проще и интересней. Записка выпала из рук, словно напомнила о себе, и Эмили её, наконец, прочла. Смятение сняло как рукой. Оказалось это не фанат и не возможный кавалер, последнее немного расстроило, а очень важный источник информации. Упускать его было нельзя.

Грейс подхватила сумку, фотоаппарат, коктейль и поспешила к мужчине.
- Добрый вечер. Гарольд… Лилленд? – Заговорила она, подойдя к мужчине, на которого указал официант и немного замялась. Сквозь табачный дым просочился слабый запах ландыша, напомнив ей о том, как она в детстве воровала духи из этих цветов у мамы. Максимально вдохнув, чтобы ещё раз почувствовать этот любимый аромат, Эмили лишь набрала в лёгкие кучу дыма, от чего сразу закашляла.

– Простите. – Сквозь кашель проговорила Грейс. – Наверно, мне надо начать курить, чтобы в таких местах чувствовать себя как дома…. Эмили Каррингтон, журналист журнала TimeOut. Можно? – Спросила она за стул напротив, но, не дожидаясь ответа села. – Вы что-то писали про сенсацию? Можно подробней? – Тут же вынула телефон из сумки и включила режим диктофона. – Не против? А, кстати, спасибо за комплимент и у вас отличный вкус. – Грейс кивнула на коктейль и улыбнулась.
 
СправедливостьДата: Среда, 27.07.2011, 12:25 | Сообщение # 12
 
 
Раса: Ангел

Сообщений: 7
Репутация: 1
Статус:
Неброский «форд», гражданская одежда. Правило из мира равно человеческого и… не-человеческого: до времени не стоит сверкать полицейским удостоверением, крыльями и чем-то в подобном духе. Охранник на входе переминался с ноги на ногу. Посетителей было немало, само «Варьете» с улицы смотрелось чинно-благородно – не церковь, но и не притон разврата. Пока Алеал ехал через город, заметил штук десять клубов и баров намного похабнее.

Пару раз он даже затормозил – с подачи Алеала трусоватый парень вступился за незнакомую девушку, к которой клеился алжирский иммигрант, предотвратил кражу сумочки – вору, пятнадцатилетнему сопляку, на новый «айфон» денег не хватало, пару раз уже получилось – схвати по-крысиному, и дери прочь. На небедного мальчика не подумают. К счастью, остатков порядочности в его душе хватило, чтобы любитель айфонов решил, мол, заработать деньги, выгуливая собак тоже совсем неплохо.

Что касается клубов… у всех у них была… лицензия, если угодно.

Может, просто глупые слухи. Может, у страха велики глаза, а хороший парень Янг – слишком бдительный полицейский.

«Варьете».
«Добропожаловатьсэр» на входе, а внутри аж шибануло, словно от трупа умершего от гнойной горячки, к тому же провалявшегося на солнце денька четыре. Только негласный закон удержал облик «Стивена Адамса».

«Надо же. Они все здесь».
Беласко – сталь ножей и железистость свежей крови; порох, перегорелые спички. Иногда Алеалу хотелось схватить его за шкирку и просто… понаблюдать немного, как он будет корчиться от собственного же рокового порока, с холодным беспристрастным лицом наблюдать.

Жалость? Нет. Ненависть? Тоже нет.

Пороки уничтожают себя сами. Старая истина.
Маркат, тяжеловесная бегемотова туша; в истинном облике, помнил Алеал, он и похож на соответствующее животное. Чревоугодие – порок слабых, опасен внешней безобидностью – что дурного в хорошей пище или в бокале вина? Ничего, на самом деле. Только если душа твоя не вымещается непомерным желудком и разросшимися кишками.

Ацедия, черная вдова, паучиха. Эти двое уже потягивали из людей – Маркат облюбовал женщину, Ацедия – мужчину.

«Значит, Янг прав», отстраненно подумал Алеал. «Это Варьете нечисто».
Демоны «любят» друг друга не больше, чем весь остальной мир. Собрались вместе – охотятся.

«Почему эти двое?»
Демоны его почувствовали. Друг от друга не скроешься; однако правила нового времени – никакой… физической силы.
Что ж, закон есть закон. Алеал даже не чувствовал никакого неудобства от соседства с демонами.

Зал «Варьете», бархатистый, темно-наэлектризованный внутри, крутился сценой, человек во фраке объявлял номера. Крутились танцовщицы, похожие на старинных французских кукол. Плыл терпковатый запах табака – пожалуй, Алеалу он нравился, и относить ли курение однозначно к пороку, так и не решилось. Многие вполне благочестивые люди курили.

На секунду он стал Стивеном Адамсом, расследующим непростое дело (и дело ли?). Два человека. Подозреваемые? Жертвы? Свидетели?

Пришлось заглянуть. Мужчина, выбранный черной вдовой, - немного неловкий, порадовался, что сумел ответить. Проблемы с алкоголем (это к Маркату, удивительно, как тот не вцепился когтями-зубами).

«Глубже» пока не заглядывал. Понадобится – успеет. Бокал вина из слез, который Ацедия намеревалась выпить, наверняка подпортит – но после.
Девушка. В ней Алеал ощутил скорее лакомый кусочек для Беласко, но агрессию эту легко было превратить в плодотворную. «И зачем она Маркату?» - на анорексичку (вон как та несчастная за соседним столиком, да упокоится с миром душа ее) девушка не походила.

Журналистка. В современном мире скорее журналисты, чем священники, могут обратить людей к Богу.

Или отвратить.

В мире людей приходится играть по человеческим правилам. Садиться за чужой столик и прерывать интервью (коробочка диктофона серебристо блеснула на столике) - *невежливо*. Что, вы спасаете мою душу? Да идите вы…

Впрочем, Алеал в результате вмешается.

Или демоны не выдержат первыми и перейдут с вальяжной кошачьей игры на настоящую битву.

А пока, можно просто подождать на баре – и даже заказать… что-нибудь. Воды, например. Хотя нет, вода вызовет подозрение. Неважно.

На сцене продолжалось представление.


Сообщение отредактировал Справедливость - Среда, 27.07.2011, 12:58
 
РаспорядительДата: Среда, 27.07.2011, 13:23 | Сообщение # 13
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 679
Репутация: 1
Статус:
Балерина танцевала минут пять. Публика в это время занималась своими делами - кто пил и ел, кто во всю флиртовал, но почти все разговаривали. Гул голосов заглушал негромкую музыку, а бедная балерина танцевала без всякого внимания зала. Поэтому никто не заметил как она исчезла, а музыка замолкла. Раздался громкий звук гонга и на сцену откуда-то сверху и сзади вымахнули качели, через минуту они мерно раскачивались вперёд - назад и сидел на них молодой человек, прошедший сквозь зеркало.

Публика, обернувшаяся к сцене на звук гонга, неровно захлопала. Молодой человек соскочил с качелей и бросился жать руки человеку во фраке и непонятно откуда появившейся на сцене женщине в костюме Домино. Сопровождал он это восторженным, но совершенно бессмысленным бормотанием, всхлипами и выкриками - "Фантастика!"

Фрачник, сохраняя на лице как приклеенную улыбку, оттеснил молодого человека к выходу со сцены и, буквально спихнув того по ступенькам, вернулся к зеркалу и пригласил следующего.

Следующим оказалась странного вида женщина лет 30. Она смело шагнула сквозь зеркало, только серебристая поверхность колыхнулась как вода и сомкнулась за ней. Под бодрую, но опять же негромкую музыку, женщина в домино стала совершать какие-то акробатические трюки.
 
ГневДата: Суббота, 30.07.2011, 13:07 | Сообщение # 14
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 34
Репутация: 0
Статус:
Беласко скривился, когда услышал первые слова Марката, затем нахмурился, и бокал, стоявший на соседнем столике, лопнул, но ущерба никому, кроме скатерти, не нанес, что только ухудшило настроение Гнева. Вдруг прозвучало заветное слово, и демон не смог сдержать злорадной улыбки. Хиппи. Шутка для своих. Злая, подлая и много раз проверенная ими схема - ввергнуть людей в ад, убедив их, что они на стороне добра. Сверхприбыльный и удачный проект, обманка, организованная сплоченным, аки клубок змей, вцепившихся друг другу в глотки, порочным коллективом. Конечно, каждый опыт совместной слаженной работы была ужасной пыткой - Беласко всех своих соратников искренне ненавидел, да и делиться душами было не особо приятно. Но отказаться от такой многообещающей охоты? Просто невозможно.

"Шёл бы ты с твоим грёбанным вечером, долбанным спокойствием и чем-то новеньким туда, где солнце не светит, шарик, блин, воздушный, чтоб ты уже лопнул, нахрен", - как всегда добродушно ответил Беласко, собираясь приступить к новостям, но вынужден был оставить их на потом.

В зал вошла Ацедия, и Гнев немного напрягся, с вдовушкой он предпочитал не связываться и лишний раз не общаться, даже находится в одном помещении было неприятно и некомфортно - в силу диаметральной противоположности их специализаций они просто глушили влияние друг друга. Поэтому не переходить друг другу дорогу было единственным решением - между ними царил негласный демонический нейтралитет, не отменявший, впрочем, ненависти и отвращения, которые они друг к другу испытывали. Благо зал варьете был достаточно просторным, а Уныние быстро нашла себе жертву и сосредоточила своё влияние на смертном.

Зато Беласко пережил несколько очень приятных мгновений, с нескрываемым злорадством наблюдая, как почти испуганное выражение на лице Чревоугодия сменяется облегчением, а вскоре ветреный демон уже кидал сальные взгляды в сторону какой-то девушки. Гнев фыркнул, мысленно прошерстил зал, зацепился за раздраженную официантку и уже приготовился хорошенько поесть, когда вошел ангел.

Только строгий запрет босса на битвы в мире смертных удержал Беласко от атаки, но демон буквально пылал от ненависти, гнева и жажды боя. Волны ярости от него прокатывались, наверное, по всему залу, разбиваясь о ледяное спокойствие Алеала. Тот сейчас наверняка повторял про себя любимые крылатыми высокопарные фразы. Про слабость зла и прочую хрень.

"Приперся всё-таки, коп крылатый, - мысленно прорычал Беласко Маркату, - решил, наверное, выписать нам штраф за парковку в неположенном месте, чтоб его".


Сообщение отредактировал Гнев - Суббота, 30.07.2011, 13:20
 
УныниеДата: Суббота, 30.07.2011, 18:24 | Сообщение # 15
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 72
Репутация: 0
Статус:
Как и предполагалось, заинтересовать мужчину оказалось плевым делом, не требовавшим никаких уловок. Во время пламенной речи Ирвина Элеонора слегка ерзала на стуле и томно прикусывала губу. Удачные движения плечами позволяли груди волнующе колыхаться и вдова-юбилейник – по количеству овдовений – чувствовала себя как минимум Блудом!

Внезапно это начало угнетать. Как ни старайся, томной сексуальной красоткой никогда не стать. И обращать на тебя внимание будут только такие жалкие неудачники, как сидевший напротив. Вблизи он оказался не слишком симпатичным, то ли обильные алкогольные возлияния в прошлом отразились на настоящем, то ли ангелы, раздававшие красоту, ушли на обед когда Холл выползал на свет.

Изображать все более унылую страсть дольше десяти молчаливых минут показалось ей неуместным, да тут еще и ангельская благодать по залу рассыпалась.
- Вот блять! – непроизвольно вырвалось из умело накрашенного рта Ацедии и она тут же ойкнула, ударив ладошкой себя по губам.

«Такая жуткая оплошность! Может, снять платье вовсе, чтобы Ирвин не обратил внимание на сказанное?» - уныло подумала она, но вместо этого почти даже не напряженно рассмеялась.

- Ой, так неловко получилось! Я же совсем забыла представиться. Меня зовут Элеонора.
Она протянула Ирвину руку, которая, как и вторая, была скрыта под черной шелковой перчаткой. Причем лапка сразу была нацелена куда-то в область его лица, а то пожмет еще вместо поцелуя.

- Я сразу как вас увидела, так подумала: «Такой мужчина не может быть здесь один!». Знаете, есть такие жалкие придурки, которым не везет в личной жизни, вот они и ходят по барам да варьете, надеясь в алкоголе забыть все свои печали. Они смотрят на более удачливых людей и понимают, что им никогда не достичь успеха. Нет, не потому что они глупы, что вы! Обычно у них даже ученая степень имеется. Но толку-то от этого, никаким образованием и умом людского внимания не купишь. Но вы-то не такой, я же вижу!

Закончив свою пламенную речь, Мартинс закашлялась и оглядела стол в поисках того, чем можно было бы запить сказанное. И внутренне ругала себя за неловкий подбор фраз, оправдываясь появлением ангела. Это он сбил ее с толку, проклятый небесный засланец! «Нужно сматываться отсюда, пока не помешали».
 
Воображариум » Архив » Библиотека » 1.1. Осторожнее с желаниями, они могут исполняться! (11 июня 2011 года)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: