Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Воображариум доктора Парнаса

Вторник, 25.09.2018
Время действия: С 12 июня по 19 июня 2011 года.
  • Страница 1 из 1
  • 1
Воображариум » Архив » Библиотека » 1.2. Здесь воздух чист и кафель бел, но мыслей строй убог... (11 июня 2011 года)
1.2. Здесь воздух чист и кафель бел, но мыслей строй убог...
РаспорядительДата: Пятница, 05.08.2011, 11:24 | Сообщение # 1
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 679
Репутация: 1
Статус:
Эпизод 3.

Время действия: 11 июня 2011 года.

План-схема первого этажа Варьете

Завязка: Если все смотрят представление, то некоторые личности желают посмотреть нечто иное. Но опять же, кто-то рассчитывает только надраться и пообщаться с прекрасной дамой (из-за природной скромности), а кто-то замыслил нехорошее. Скандальное.

Действующие лица: Ирвин и Уныние.

Эпизод приватный.

Начало
 
Ирвин_ХоллДата: Суббота, 06.08.2011, 15:43 | Сообщение # 2
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 11
Репутация: 0
Статус:
Согласие женщины сильно приободрило Ирвина. Кинув на столик мелочь за кофе, он устремился вслед за Элеонорой. Он, конечно, не совсем был согласен с её аттестацией представления, ему даже понравился тот кусочек, что он сумел разглядеть из-за её фигуры, но как только он увидел её стройные ноги, нахально выглядывавшие на ходу из разреза юбки, то и сцена и происходящее там перестали его интересовать. От слова совсем.

Однако дама миновала бар и выскочила к туалетам. Немножко задержавшись у дверей, она призывно стрельнула глазками и плавно втекла в мужской. Ирвина прошиб пот. Женщина словно прочитала все его похотливые мысли, но ведь этого же на самом деле не могло быть? Мужчина сомневался, что обладает настолько сокрушительной привлекательностью, от чего такая симпатичная представительница слабого пола с первого взгляда упадёт к его ногам и будет готова практически на всё. Значит тут есть какой-то подвох и лучше разгадать его поскорее, пока не случилось конфуза или чего-то пострашнее.

Пока он предавался размышлениям и рефлексии, из-за двери показалась рука и махнула ему. Медлить более было совершенно невозможно! Иначе дама могла обидеться и передумать! Ирвин как хороший спринтнер рванул с места и, воровато оглядевшись, нырнул вслед за манящей рукой. Охранники вряд ли видели, что он сотворил из-за непрозрачной будки кассирши. Кстати, ему смутно казалось, что ни будки, ни охранников он ранее не видел. Но он уже сильно сомневался в своей памяти. Вроде так и было, а вроде и не было – он не мог утверждать ничего уверенно.

Пробежав внутрь туалета, он увидел Элеонору, стоящую у стены. Вся её поза недвусмысленно говорила о намерениях. О сексуальных намерениях. И оттопыренный локоток и отставленная в сторону нога… это и возбуждало и пугало. Уж очень давно он не имел женщину на трезвую голову. Неловко потоптавшись, он всё-таки решился, подошёл к ней и обняв стал лапать за грудь. Привычное занятие несколько успокоило и придало уверенности, отчего он навалился на Элеонору всем телом, прижавшись крепко низом живота и продемонстрировал ей этим собственную готовность к сексуальным игрищам.


Сообщение отредактировал Ирвин_Холл - Суббота, 06.08.2011, 19:14
 
УныниеДата: Понедельник, 05.09.2011, 00:02 | Сообщение # 3
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 72
Репутация: 0
Статус:
Почуствовать объятия, все более уверенные, Ацедия издала тихий протяжный стон, как бы показывая степень свое удовольствия от того, что ее лапает малознакомый мужик. Который и руки-то вымыть не удосужился, прежде чем прикасаться к ее дьявольски прекрасному телу… Мысли о собственном совершенстве приводили практически в экстаз. Откуда только они взялись? Нет, ее удел – вот такие как Ирвин. Убивать их надо. Голыми руками, душить, душить, душить!

- О даа! – Выдохнула Элеонора, задирая платье и становясь поудобней. Слегка наклонившись, руки упираются в стену – практически досмотр! Только удовольствия меньше. Ирвин, кажется, уже приступил к более активным действиям, судя по неприятной возне меду ног. «Неужели земным женщинам это и правду может доставлять удовольствие?» - недоуменно подумала она, не забывая двигать бедрами в такт. – «Надо спросить у Блуда, что ли… Хотя она поди и разговаривать со мной не будет».

Так, за своими мыслями, она едва не упустила момент. Нельзя было дать человеческому отродью довести дело до конца – он же так этого хотел! Пока его орган скользил в ней, она вонзилась в его мозг. Шумно пронеслась, злобно ударяя в каждую встречную болевую точку. И ей удалось! Давление внизу прекратилось. Член мужчины бессильно опал после очередной фрикции.
Еще немного постонав – как бы, торможение от разгона, Ацедия развернулась и бросила на Ирвина откровенно недоуменный взгляд.

- Что такое, мой герой? Ты нервничаешь? Сейчас, подожди, сейчас…
Очередной страстный выдох. Женщина буквально упала на колени, пытаясь губами привести поникшее достоинство в чувство. Одновременно не вылезая из другой его головы. Главное было не переборщить и не внушить, что секс и секс конкретно с ней ему не нужен вовсе. Нужен, очень нужен!
 
Ирвин_ХоллДата: Понедельник, 05.09.2011, 01:49 | Сообщение # 4
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 11
Репутация: 0
Статус:
Женщина страстно застонала, и Ирвин понял этот её стон как призыв к действию, дрожащими руками он расстегнул ширинку и вытащил орудие будущего наслаждения. Дама в это время высоко задрала юбку и с готовностью изогнулась в призывной позе – сюрприз! Трусиков на ней не оказалось. «Скорей, скорей, пока она не передумала!» Указательный палец нырнул в глубины розовой раковины, раздвинувшей створки и Ирвин убедился, что его ждут. Быстро проникнув куда положено, он стал активно двигаться. Однако ему никак не удавалось сосредоточиться на процессе, каждую секунду он ожидал, что кто-нибудь вломится в туалет – всё-таки мужчина предпочёл бы делать это в кабинке. Как назло в голову полезли странные мысли и неприятные воспоминания. Почему-то вспомнилось первое фиаско чуть не сделавшее его импотентом и совершенно естественно, последовала закономерная реакция. С ужасом Ирвин ощутил, как член опадает, и такой желанный миг разрядки отступает. Да что там отступает, ему, кажется, приходят кранты! При очередном движении вялый и явно уже бесполезный отросток выскочил наружу и повис.

Элеонора тяжко простонала и, обернувшись, вперила в мужчину недоумевающий взгляд. Пока что недоумевающий… Ирвина бросило в жар, лоб вспотел, а руки задрожали ещё сильнее. «Чёрт! Он же не пил! Всё должно было быть нормально!» - панические мысли заметались в голове как птицы, запертые в комнате. К счастью Элеонора не упала духом, даже подбодрила его и опустившись на колени взяла его достоинство в рот. Ирвин любил оральный секс, да и Элеонора в этом деле явно была не новичок, но что-то пошло не так. Перед глазами всплыла из небытия картинка, которую он считал, что надёжно утопил в памяти. Та старая история с женой двоюродного брата…

Они только только поженились, а Ирвину было 18 лет и на лето в каникулы он приехал к ним в гости на ферму. Он сразу в неё влюбился, с первого взгляда. Она была такая притягательная, вся как будто наэлектризованная, они с Питом занимались этим каждую свободную минуту, где попало, совершенно не стесняясь Ирвина. То есть они совершенно не думали, что он может их увидеть. Им было на него наплевать. В итоге бедный парень был постоянно возбуждён и практически натёр мозоли на руках, постоянно дроча на эту бесстыдную парочку. К тому времени он уже потерял девственность на заднем сиденье автомобиля. Но постоянной подружки у него ещё не было. Весь его сексуальный опыт укладывался в быстрые потрахушки с одноклассницами в школьном туалете или в автомобиле и секс с соседкой, старше его на пятнадцать лет, от которого у него остались не самые приятные воспоминания. А Майя была прелестной юной женщиной с налитой в нужных местах фигурой и совершенно потрясающими пухлыми губами. И вот когда каникулы уже подходили к концу, накануне его отъезда домой, она застукала его. Майя вышла из сарайчика, где они с братом только что занимались сексом, застёгивая на ходу блузку, и напоролась на Ирвина, не успевшего заправить своё хозяйство в брюки. Глаза её широко раскрылись, а рот смешно округлился буквой «О». Она охнула и как будто впервые разглядела его. А вечером, она попросила его помочь ей принести картошки из погреба. Ирвин, весть оставшийся день сгоравший от стыда, послушно поплёлся за ней. Там в подвале она затолкала его в угол и сама бесстыдно расстегнула ему ширинку, а затем разлеглась на большой куче картошки. У неё тоже не оказалось под юбкой трусиков. Вид её промежности с курчавыми рыжими волосами заставил бедного парня тяжело задышать, неловкими руками он принялся приводить свой аппарат в боевую готовность. Но о ужас! Что бы ни делал, член оставался мягким сморщенным комком. Его сексуальный опыт был так мал, что он не догадался помочь Майе другим способом, он только жалко смотрел, как она сначала гладит свои груди и сжимает пухлыми пальцами соски, а затем один её палец спустился вниз и принялся наглаживать там… Майя стонала, изгибалась, а у него всё никак не мог встать. Наконец она не выдержала, и из её очаровательного ротика полились грязные ругательства. Он не смог это вытерпеть и сбежал. И всю ночь прорыдал как ребёнок. Наутро они хмуро распрощались и долго после этого не виделись. У него были потом проблемы в сексуальной сфере, большие проблемы, но всё удалось выправить до женитьбы. И во время брака было всего несколько срывов… да, эта стерва, конечно, обзывала его импотентом, но развелись они не из-за этого. Нет, совсем не из-за этого…

Элнонора сопела и чмокала у него в паху, но эффект был мизерный, в смысле эрекция была так себе, в башке бродили разные неуместные мысли, спина напряглась, но вдруг на него накатило и он с ужасом почувствовал приближающийся оргазм, попытал принять меры, но не успел – струя спермы ударила в нёбо женщины и он кончил. Бесславно и не по джентельменски, оставив даму неудовлетворённой. Ирвин замер, съёжившись и ожидая потока брани. «Если она позволит ему удовлетворить её другим способом, то катастрофа может быть не настолько ужасной…»
 
УныниеДата: Суббота, 17.09.2011, 18:55 | Сообщение # 5
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 72
Репутация: 0
Статус:
Это было... Отвратительно. Все было отвратительно. Она еще помнила заливание горячей смолы в глотку - так то, что сделал Ирвин, сейчас было гораздо более мучительней и грязнее. Да как у него вообще… член повернулся окропить ее демоническое нутро жидким потоком своей плоти?! Ладно бы, крови дал хлебнуть… Жадина.

Выпрямившись, Элеонора обвила шею Ирвина руками.
- Дорогой, - томной выдохнула она, легко потершись кончиком носа о его шнобель, - ты был…
Поцелуй. Глубокий, сочный. Не давать пощады, старательно размазывая по его гортани остатки припасенной спермы. Стошнит, нет?

Резко оторвавшись и отпрыгнув в сторону, Мартинс сплюнула и вытерла губы тыльной стороной ладони.
- Ты был гадким, похотливым, никчемным мудаком! И ты им остаешься. И всегда будешь. Ты всегда будешь жалким неудачником, неспособным даже телку трахнуть. Как тебе жить с этим?

Коротко хохотнув, женщина показала на его вновь увядший член, еще неприкрытый одеждой.
- Он – твое проклятие. Ты – не мужчина с хуем. Ты - хуйня, Ирвин.

Одернув платье, Ацедия простучала каблуками мимо Холла. Выскочив за двери, прижалась к стене так, чтобы даже если он и вышел, то не заметил ее. Охрана не обращала никакого внимания на женщину, словно ничего особенно и не проиходило. А и правда, чего особенного?


Сообщение отредактировал Уныние - Суббота, 17.09.2011, 18:58
 
Ирвин_ХоллДата: Вторник, 20.09.2011, 04:48 | Сообщение # 6
 
 
Раса: Человек

Сообщений: 11
Репутация: 0
Статус:
Женщина не разразилась потоком брани, но то, что она сделала, было для Ирвина стократ хуже. И даже не её мерзкий поцелуй и полный рот смеси её слюны и собственной спермы так отравил его существование. Нет, это можно было ещё перенести и он, конечно, перенёс, просто напросто выблевав всё на чистый кафельный пол. Нет, его до пяток пронзил её визгливый хохот, а слова припечатали намертво к полу. «Да, чувак, пора тебе взглянуть правде в глаза. Ты действительно давно не мужик. И жена тебя бросила только потому, что розовый виниловый вибратор был лишь немного получше твоих пальцев и языка.»

Она давно ушла, и цокот её каблуков давно затих в этом месте, где люди справляют свои самые низменные нужды. Сколько членов повидали эти белые писсуары, скорбно выстроившиеся в ряд у стены? А сколько задниц здесь в этих интимно закрытых кабинках не только извергали из себя фекалии, но и принимали в себя то, что от чего так стремительно освободился рот Ирвина?

Стоя на четвереньках и глядя на свой вяло висящий член, мужчина взмолился всем богам – и христианским и всем кого мог вспомнить – авось кто-то отзовётся! И чудо свершилось – в недрах организма забурлила кровь и устремилась вниз, в ту точку, которая сейчас была для Ирвина центром вселенной. И он восстал! Как Лазарь. Схватившись одной рукой за крепкий ствол как за соломинку, как за твёрдую ветвь, протянутую тонущему путнику в болоте, он совершил первое поступательное движение и, всецело погружённый в процесс, не услышал, как открылась дверь и в туалет кто-то зашёл. Только второй удар кончиком ботинка по копчику он осознал вместе с ужасной болью.

Дальше было очень больно, так больно, что вскоре он потерял сознание, очнулся только на улице, через полчаса. Избитый, униженный и несчастный. Со стонами, опираясь на стену, поднялся на ноги и принялся приводить себя в порядок. Избитое тело ныло, рукав пиджака был выпачкан в блевоте и отвратительно вонял. Впрочем, вони было порядочно и от мусорных баков, стоящих неподалёку. Видимо выкинули его через чёрный вход, а значит, в туалет зашли охранники, те самые, которых не было на входе, когда он пришёл. Жаловаться на произвол было бессмысленно. Он никому не хотел рассказывать, при каких обстоятельствах его застукали в туалете. В ушах ещё стояли смех Элеоноры, её уничижительные слова и все слова, которыми его наградили двое крепких парней до того момента, пока спасительная тьма не накрыла его сознание. Им хорошо говорить, они молоды и очевидно не знают поражений. Их стремительные члены всегда приходят к финишу победителями и дамы рукоплещут, требуя выступления на бис, а он… второй раз для него всегда был проблемой. Самой главной ровно до того момента, как проблемой стал и первый. И только с проститутками у него получалось. После нескольких рюмок крепкого. А значит, придётся проверить с проституткой.

Как он и думал, парни забрали наличность из бумажника. Видимо посчитав, что нужна компенсация потраченным на его отпинывание усилиям, но кредитки к счастью оказались на месте. Как и мобильник. В принципе всё остальное было нетронуто и, слава Богу! Кое-как постанывая, он добрался до ближайшего банкомата и снял деньги на дорогу до дома. Добравшись домой на такси и мужественно игнорируя презрительную ухмылку на лице таксиста, он первым делом бросился в душ – смыть с себя горечь поражения. Потом, стойко преодолевая уныние и весь устремившись к цели, он вызвал проститутку на дом. Пока он её ждал, значительно подкрепился бренди. Настолько значительно, что сутенёр минуты две что-то напряжённо обдумывал, прежде чем пропустить к нему девочку. Однако сумма купюр всунутых ему в наружный карман, отмела все сомнения.

Девочка могла называться девочкой с большой натяжкой. В спешке он не оговорил ни внешность, ни возраст проститутки и теперь тупо пялился на женщину лет 35 как минимум, худую и совершенно с его точки зрения непривлекательную.

- Мужчина, налейте даме выпить! – хриплым, прокуренным голосом обратилась к нему проститутка и вихляя задницей прошла в гостиную. Там она развалилась в кресле, закинув ногу на ногу, и выжидательно на него уставилась. Ноги у неё были красивые, а трусов не было. Ирвин успел заметить в тот краткий миг, как одна её нога плавно переместилась на другую, тёмную растительность промежности и два розовых лепестка посреди неё. Трясущимися руками он налил ей в бокал бренди и поднёс. Проститутка выпила, сообщила, что зовут её Клара и, поставив бокал на столик, принялась расстёгивать ему ширинку.

Ирвин закрыл глаза и стал прислушиваться к свои ощущениям. Ничего. Нет, приятное возбуждение присутствовало. Даже больше – хотелось очень сильно. Но не моглось. Он опять висел. Хотя дама старалась. И чувствовалось, что в этом она большая профессионалка. Однако всё было напрасно. Пришлось оттолкнуть её и, путаясь, промямлить, что он любит раздеться и смотреть. Она не удивилась. Как ветеран профессии она наверняка видела многое, а уж импотентов и извращенцев перевидала кучу. Ничуть не смущаясь, она встала с кресла, попросила поставить какую-нить музычку, предупредила, что ему придётся за это доплатить и, дождавшись, когда он исполнит её просьбу, стала исполнять что-то наподобие стриптиза. Любой каприз за ваши деньги!

Худая она была до неприличия, аж рёбра выступают, но грудь на удивление не висела, а стояла торчком. Хотя сегодня, когда пластических хирургов как собак нерезаных, можно было сему факту не удивляться. Грудь для проститутки всё-таки орудие производства, а орудие производства надо содержать в форме. Тьфу! Ирвин никак не мог настроиться на нужный лад. Он уже разделся и сел в кресло ещё тёплое от тела женщины, его член слегка набух и подавал было надежды, но посторонние мысли, преследовавшие Ирвина, никак не давали ему довершить начатое.

- Давай, дрочи! – приказал он проститутке и взглядом указал на диван, стоящий за её спиной. Женщина послушно села и широко расставив ноги начала следующий номер программы. Сначала она вызывающе облизала указательный палец, закатывая глаза и издавая томные стоны, затем этот палец, мокрый от слюны отправился вниз и упёрся в промежность, занырнул между двух розовых лепестков и стал тереть. В члене толкнулось и кровь стала, пульсируя, заполнять пещеристое тело. Ирвин быстро натянул презерватив и поощряюще огладил ствол несколько раз. В организме благодарно откликнулось приливом жара. Проститутка, внимательно следя за его движениями, принялась изгибаться и стонать громче. Ирвин в ответ сжал руку на стволе и подёргал. Второй палец проститутки отправился вслед за первым, Ирвин проехался туда сюда. «Вот! Почти! Уже сейчас! Наконец-то он в форме!» - хотелось невыносимо, но не самоудовлетворения. Взрыкнув Ирвин вскочил и бросился к женщине, развернул её спиной к себе и, поставив раком, ворвался внутрь её горячего лона. От долгожданного наслаждения он застонал и, закрыв глаза, отдался процессу. Но стоило ему закрыть глаза, как в голову полезло чёрти что. Вдруг совершенно отчётливо он увидел перед собой глумливое лицо Элеоноры. В уголке рта сохнет сперма, глаза бешеные и этот визгливый голос, винтом вворачивающийся в уши. Реакция не замедлила быть, при очередном поступательном движении обмякший член выскочил и жалко повис. Ирвин попытался засунуть его обратно, но добился только того, что презерватив сполз с значительно уменьшившегося органа и шмякнулся на пол. Проститутка вывернулась и вопросительно посмотрела на мужчину, даже забыв стонать. Пауза затягивалась.

- Что смотришь, стерва, помоги! – прохрипел Ирвин сдавленным от злости и очередного унижения голосом и пнул проститутку коленом в тощий зад. Та зашипела как ошпаренная кошка и бросилась на мужчину. Что явилось причиной её срыва, уже никто никогда не узнает. Наплевав на все правила и главное на заплаченные клиентом деньги, Клара с огромным наслаждением заехала Ирвину по яйцам, и пока он, зажав причиндалы руками, катался по полу от боли, быстренько оделась и улизнула из квартиры.

Вся его несчастная жизнь промелькнула перед глазами, пока он лежал на полу и прислушивался к затихающей боли. Слёзы рекой струились по его щекам, опять заныли избитые бока, синяки на теле проступили окончательно и приобрели сочный багрово-синий цвет. Будущее виделось унылым, серой пеленой скучных будней, без всякой надежды и просвета. Без друзей, без любви и без секса. Последнее убивало – ведь ему всего 32 года! Что у него впереди? Стало душно. Ирвин встал и, покачиваясь, прошёл к окну, открыл и посмотрел вниз. Редкие в столь поздний час прохожие спешили по своим делам. Им не было никакого дела до него и его проблем. Совсем. Всем было на него наплевать, и даже проститутка не захотела иметь с ним дело. Только потому, что он не смог поиметь её. Перед глазами опять всплыло красивое и бледное лицо Элеоноры. Она уже не смеялась, только смотрела на него с презрением, губы её кривились. Как в калейдоскопе замелькали картинки его поражений, одного за другим. Все эти женщины, которых он пытался и не смог удовлетворить, перед которыми опозорился, а сегодня к ним добавилась проститутка и внезапно он понял, что с сегодняшней ночи ему не будет спасения и здесь. Рядом ехидно захихикали, и пахнуло духами Элеоноры. В отчаянии зажмурившись, мужчина перегнулся через раму и вывалился из окна.

Громкий звук сминаемого железа и разбитого стекла раздался на улице. Завыла сигнализация изуродованной машины, на крыше которой остывал труп ещё несколько минут назад живого бедолаги системного администратора, тридцати двух лет, неженат, импотент… из под разбитой головы расползалась тёмная лужа, а в распахнутом окне третьего этажа слегка шевелилась от ветра штора.
 
Воображариум » Архив » Библиотека » 1.2. Здесь воздух чист и кафель бел, но мыслей строй убог... (11 июня 2011 года)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: