Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Воображариум доктора Парнаса

Четверг, 22.02.2018
Главная » Хоррорные истории » Сказка

Сказка. Хоррорная. Эпизод 1
Как это часто бывало в последнее время, Снежная Королева завтракала в одиночестве. Король, похоже, опять забыл дорогу в столовую, а Принц что-то заспался. И заботливая мамаша решила сходить и разбудить сыночку. Негоже Принцу валяться в постели заполдень. Величественно кивнув прислуге, Королева встала и покинула трапезную.

В покоях Принца царила тишина. Королева толкнула дверь, та тихо отворилась, и мамуля вошла в помещение. На первый взгляд всё было как обычно, но затем зоркий глаз матери заметил беспорядок. На узорном паркетном полу как попало была разбросана одежда. Белоснежная рубашка валялась на пороге спальни, дверь в которую была приоткрыта. Удивление вызывал тот факт, что все предметы одежды были мужскими, однако их было слишком много для одного мужчины. Заинтригованная Королева проследовала к спальне сына и застыла на пороге. На широкой постели с балдахином, посреди шикарных алых шёлковых простыней лежали в сплетении два обнажённых мужских тела.

Королева ахнула. Второе мужское тело было ей явно знакомо. Вот эта родинка на правой ягодичке – она её явно видела не впервые. Постепенно приходило прозрение. Мальчик-с-пальчик! Этот маленький, сладенький и такой умелый наглец! Мальчик-с-пальчик был её последним любовником. Не самым лучшим – размеры его мужского достоинства оставляли желать лучшего. Да что там говорить! Можно было утверждать, что меньшего Королева ещё не видала. Однако этот недостаток маленький мерзавец восполнял высоким искусством владения языком и длинными музыкальными пальчиками.

Однако никакое мастерство сего мерзавца не могло заслонить от сознания Королевы того факта, что он ей изменяет с её собственным сыном! И что её сын гей! А как же будущий наследник и интересы королевства?! В груди Королевы созревшие возмущение и обида скооперировались и вызвали на свет громкий яростный вопль:
- Подъём! – Не то чтобы Королева увлекалась военными играми, но тут некстати из подсознания выплыли все эти бесконечно повторяющиеся рассказы Короля о собственных подвигах и ранах в былых сражениях. И вот вам результат.

Тела лениво зашевелились и разлепились. Две белокурые головы одновременно приподнялись и открыли глаза. На Королеву недоумённо уставились две пары голубых невинных глаз, в которых начало протаивать осознание того факта, что их безмятежные любовные игры так бесцеремонно прерваны появлением разъярённой фурии.
Королева была ужасна – выпученные блистающие яростью глаза, перекошенный рот, а волосы буквально стали дыбом. Мальчик-с-пальчик тоненько пискнул и спрятался за Принца. В королевстве не были приняты смертные казни (по крайней мере, во время правления Снежной Королевы), однако юноша справедливо опасался, что это не препятствие. Настолько вид Королевы свидетельствовал о такой возможности.
***

Безмятежный сон главы государства был прерван самым нелепым образом. «Подъем!» - оглушающий вопль раздался, казалось, над самым ухом, и это не Король вскочил со своей царственной лежанки, это юный солдат готовился к службе. Или к войне?

- Война! – Король ахнул и начал спешно одеваться. Конечно, кой-какие навыки за время праздной жизни он успел забыть, но отличить жопу от меча мог вполне. И натянутые в спешке панталоны болтались спереди и утягивали задницу не потому, что он надел их задом наперед, а… вероятно, он преувеличивал размеры своего королевского достоинства. Кокетливые белые кружева ниже колена, тщательно измятая сорочка. – Униформа как-то изменилась, вы не находите? – мужчина робко вопросил у бутафорской головы дракона на стене и смутился. Не пристало ему фамильярно общаться с низшими по званию.

Вооружившись кочергой и роняя уютные засаленные шлепанцы, Король ворвался в комнату, откуда исходил властный голос и нерешительно замер на пороге.

- С какого времени бабы начали командовать? – собрав всю решительность, обратился к Снежной Королеве. – Ваше бабское дело варить щи, а не командовать солдатами.

Затем он прошел немного вперед и, увидев парней на кровати, всплеснул ладошками.

- Ах, ну вы только посмотрите! Мои дочечки двойняшечки совсем уже большие, лапулечки… А вы, герр командир, лучше бы не мешали деткам отдыхать, а поднимали других солдат на войну.

Король как можно более строже посмотрел на Королеву, отперевшись на кочергу, как на знатный двуручный меч.
***

Пробуждение было таким грубым и бестактным! С сожалением выпуская из своих объятий пусечку Мальчика и снимая ногу с его гладкого бедра, Принц открыл глаза и узрел маман. Мамаша была далеко не в лучшем настроении. Сначала Принц решил, что ей подали что-то не то на завтрак, а затем его озарило – зайка, лежащая в его постели, ещё вчера была маминым фаворитиком. Принц был в курсе мамочкиных шалостей и весьма их одобрял. Этот солдафон, впёршийся в его спальню следом за маман, кажется был её супругом и вероятно его отцом, впрочем, Принц надеялся, что это вовсе не так.

Принц ничуточки не испугался мамаши, наоборот, он был даже рад, что ему больше не придётся скрывать своих «подружек». Теперь они смогут ходить по Дворцу взявшись за руки и нежно обжимаясь в закоулках. И он потребует, чтобы его бойфренды обедали и ужинали вместе с ними за столом как бойфренды маман. А кстати, на этот раз даже менять ничего не придётся. Мальчик-с-пальчик итак обедал и ужинал с ними уже второй месяц.

- Фи, как грубо, маман! – томным манерным голосом укорил он Королеву. - И не кричите так папА, вы не в казарме.- Брезгливо указал он Королю, с выражением бесконечного утомления, закатив глаза и прижав пальцы к ушам.

- И что вы все так всполошились? Напугали моего поросёночка.

Поросёночек в это время в ужасе закатился за Принца и замер, крупно дрожа. Наследник повернул голову и нежно поцеловал того в висок, машинально проведя рукой по его бедру и сжимая пальцы на ягодице. На секунду он даже забыл о присутствии в комнате посторонних, но поднимающуюся волну желания резко опустил очередной вопль маман.

- Отрубить ему голову!
***

Мальчик-с-пальчик был в ужасе от произошедшей ситуации. Королева сейчас была еще страшнее, чем обычно, и даже дорогие подарки, компенсирующие ее принадлежность к женскому полу, не могли покрыть таких страшных слов, вырывающихся из ее отвратительного рта. Пальчик терпел ее, терпел из последних сил, целых два месяца он ублажал эту, чтобы только иметь возможность уединиться с Принцем и чувствовать в себе не только его пальчики, но и язычок, и кое-то другое.

Сладкие воспоминания и поток вожделения от жопопожатия любовника снова сменились ужасом. Старая карга требовала отрубить его голову! Зачем? Чтобы чужой ротик ублажал Принца? Чтобы чужие руки обнимали его сладкое тело, пробираясь и нежно щекоча каждую складочку?!

Пальчик зарыдал, он стеснялся порыва своей слабости и поэтому снова уткнулся лицом в шелковую подушечку, так часто подкладываемую под его ягодички. Внезапно он взял себя в руки и, встав на колени, развернулся к Королеве, при этом это волосы прекрасным потоком взметнулись вперед.

- Отрубите лучше моего малыша Вольфгана! – громогласно заявил он, смахивая пряди волос с лица и обнажая утонченные черты лица и большие голубые глаза, обрамленные хоть и не длинными, но густыми ресницами. Губы трепетали, складываясь то в улыбку, то их кончики ползли вниз, отображая борющиеся в душе чувства любви и ненависти.
***

Маленький мерзавец сперва зарыдал и спрятался за Принца. Округлая, аккуратная попка задёргалась в такт его всхлипам, затем у него видимо что-то заклинило в голове, и он вскочил на колени, решительно мотнув головой. Длинные и густые как у девушки волосы, хлестнули его по лицу. Внизу так же решительно слева направо мотанулся крохотный пенис. Королева презрительно скривилась, и в ответ на предложение отрубить этот бесполезный отросток расхохоталась.

- Да кому он нужен, этот твой Вольфган! Да и пожалей палача – он, пожалуй, умрёт со смеху. А топор будет проблематично пристроить к такому объекту. Пожалуй, я изменю вид наказания. Ты будешь выставлен на день у позорного столба. Без штанов. И пусть все полюбуются на твоего Вольфгана.

После этих слов Королева сосредоточила всё своё внимание на сыне. Эту проблему надо было решать и скорее. Интересы королевства, наследник, то да сё… в общем, лучшим выходом была бы скорая женитьба. То, что сын увёл у неё любовника, Королева простила ему сразу – всё-таки родная кровь, но главное, она уже устала каждый раз разыскивать орудие удовлетворения на теле Мальчика-с-Пальчика. Мастер-то он мастер по ублажению ртом и пальчиками, но хотелось уже чего-то более весомого. Объёмного и мощного…

- Итак, сын мой, вот наше королевское решение. Завтра мы даём большой бал. На него приглашаются все молодые девушки городка и королевства. На этом балу ты выберешь себе невесту. Женишься на ней и зачнёшь наследника. А потом делай что хочешь. - Она хотела было добавить «только не тырь моих бой-френдов», но вовремя прикусила язык. Это она объяснит ему потом. Наедине.

- Ваше королевское величество! – Обернулась она к Королю. – Подтвердите нашу королевскую волю!
***

При обращении к нему Королевы, Король встрепенулся и растерянно захлопал ресницами. Если честно, он немного уснул и потерял нить разговора, поэтому сейчас не мог сообразить, что от него требуется.

- Ма… маман? – начал он, робко всматриваясь в лицо жены. – Вы не предупредили о своем приезде, это не комильфо. А если бы вы застали меня с супругой в момент наших плотских утех?

Тещу он помнил слабо. Что-то на уровне поджатых губ, выпученных глаз и оглушительного ора по любому поводу. Королева же лебезила перед мамашей и строила из себя невинного тюлененка. У мужчины сердце сжималось, видя такое отношение, поэтому он и счел своим долгом спасти невинную девушку от родительского произвола. «Я согрею тебя, моя красавица» - нежно шептал он, когда сани преодолевали ледяные просторы. Даже огромные киты-касатки роняли скупые слезы, смотря на проплывающую мимо них льдину с санями и двумя сплетенными фигурками…

Отогнав подоспевшие не во-время воспоминания, Король тряхнул головой и осмотрелся по сторонам. Заметив двух блондинистых юнцов, он заметно удивился. Кто они? Сыновья старой грымзы и братья его драгоценной супруги? Или ее… любовники?

- Как вам не стыдно! – вспыхнула царственная особа в сторону Королевы, хотел что-то еще добавить, но вместо этого ушел в обеденный зал, напоследок возмущенно махнув кочергой. Не стоило накалять отношения прямо сейчас. Он найдет свою жену, поговорит с ней и все решиться миром, карга съедет отсюда и заберет своих мальчишек. Только вспомнить бы, как выглядит его жена.

Заняв свое место за столом, он начал разглядывать присутствующих здесь девиц, размышляя, кто из них могла быть Королевой. Но они все так засуетились при его приходе, уносили грязную посуду, приносили чистую, наливали вино в бокалы... «Может, у меня много жен? Это было бы удобно» - подумал он, принимаясь за утреннюю трапезу.
***

Ах, эти длинные белые пряди, взметнувшиеся и развевающиеся вокруг прелестного личика. Принц заложил руки за голову, любуясь фигурой своего коленопреклоненного любовника. Ему даже пришла в голову мысль поставить в своей спальне вентилятор, что бы волосы поросеночка беспрестанно находились в состоянии художественной волнистости и трепетании. От представления перспективы такой картины принц сладко вздохнул, прикусил губу и картинно закатил глаза. Естественно, что при этом, весь погруженный в собственные фантазии, он прослушал большую часть переговоров Мальчика с маман. Да и было ли там что-либо ему интересное? Он откровенно сомневался.

Впрочем, последовавшее обращение к нему, принцу пришлось выслушать. "Ах, маман, маман. До вашей извращенной фантазии мне еще расти и расти", произнес бы он, если бы в этот момент царственный эстетичный зевок не свел бы его скулы, заставив на секунду обнажить собственные гланды. Бал, это конечно дело забавное, но все прочее, к нему прилагающееся – нет уж, увольте.

- Фи, мамА, балы, как это отстало. Прошлый век, старушечьи посиделки … - он приобнял Мальчика успокаивающим жестом, одновременно незаметно пихая пальцем под ребра, чтобы тот хоть что-нибудь подсказал дельного, раз уж выставил себя таким решительным, - и вообще мне что-то нездоровится.

Он сладко потянулся и показательно завернулся в одеяло, пытаясь изобразить нечто лихорадочное на своем лице.

- Эй, кто-нибудь, принесите мне немедля грелку и бульону. И лекаря мне. И из постели мне ни ногой. И …

Но тут очнулся папА, явно продолжавший видеть сон наяву. Принц страдальчески застонал и закатил глаза, что впрочем, должно было добавить плюсов реализма к его "болезненному" состоянию. Правда, король быстро ушел. Оставалось теперь выпроводить королеву под предлогом заражения, например, и продолжить валяться в объятиях своего милого Мальчика-с-пальчика.
***

Королева была не права. Не потому что она была глупой и вообще женщиной, а потому что не знала всего. Палач не стал бы смеяться над малышом Пальчика, он сам давно предлагал пареньку сменить пол и отрубить ненужный отросток, просто тот не мог решиться. А тут бы одним ударом двух зайцев – и от второго аппендикса избавился, и наказание от Королевы понес, но не тут-то было! Она решила сменить свое мнение, но опять ошибалась. Пальчик был скрытым эксбиционистом и по юности с удовольствием демонстрировал свои обнаженные достоинства или недостатки первым встречным. Или вторым, специально выбирал мужиков, которые не могли бы дать по роже сразу. То есть тех, от которых он смог бы убежать и убегал. А вот от Принца не смог и не пытался.

Однако следующий пассаж страшной женщины смел с лица Мальчика слезы и возникшую было ухмылку. Бал? Жена? Зачать наследника?! Да она попросту сошла с ума, не иначе! Крепкий тычок, к сожалению, только пальцем и только под ребра, вывел блондина из состояния шока.

- Вот видите, до чего вы его довели! У Принца ослабленное здоровье, а вы кричите! – зашипел Пальчик, заботливо подтыкая одеяло под любовником. – Ему нужен покой и горячий бульОн! – добавил он, делая ударение на «о», посчитав, что в таком произношении слово приобретет особый смысл. – Причем сваренный любящими руками, а не грязными девками-кухарками. Этим я, пожалуй, и займусь. Не кухарками, а бульоном.

О том, кто будет служить грелкой, Мальчик-с-пальчик предусмотрительно умолчал. Однако предприняв попытку слезть с кровати, он громогласно чихнул и изрек, со стоном закатываясь практически под Принца:
- Вот видите, это эпидемия. Вам нельзя здесь долго находиться! Позовите лекаря, иначе Принц может умереть, и не приближайтесь к нам, иначе заразитесь и ваша красота померкнет.

Насчет красоты он врал, а вот с лекарем и правда можно было договориться. Думается, узнай Королева о наклонностях большинства своей прислуги, весьма удивилась бы…
***

Король покинул покои Принца, так и не разрешившись мнением. Королева с ненавистью посмотрела ему вслед. Эта скотина уже лет десять не появлялась в спальне у Королевы и видимо посчитала на этом основании возможным упоминать при ней о своих утехах с прислугой и фрейлинами. Её Величество злорадно подумала, что фрейлинам, с радостью подкладывающимся под Короля, шиш что обломится. И в прямом и в переносном смысле. Удовлетворения не будет ни сразу, ни потом – склероз он и для члена склероз. Сосудов.

Сынок тоже не порадовал. Он не воспринял её слова о бале всерьёз, но когда это её останавливало? Бал она устроит всё равно. И женитьбу тоже. Королевству нужен наследник, а будущую супругу можно будет потом заточить в башню. Как родит. И двери замуровать. Королева смутно помнила историю о Рапунцель. Если какой-то прохожий охотник или странствующий рыцарь и умыкнёт потом бедняжку, то им всем от этого станет только лучше. Баба с возу, кобыле легче. Но сначала наследник!

Сыночек вяло поотбивавшись закрутился в одеяло и показательно закрыл глаза. «Но может он и в самом деле заболел?» - подумала Королева, видя, как Мальчик-с-Пальчик наседкой растопырился над Принцем, а потом подкатился к нему под бочок. И бульончик сварить предложил, и про себя забыл… Королева растрогалась, и украдкой смахнула слезу. «Всё-таки он не совсем свинья, раз так заботится о моём мальчике» - нежно подумала она о своём уже бывшем любовнике, безропотно уступая его сыну.

- Ухожу, ухожу! – запричитала она и стала пятиться к выходу. – Но чтоб к завтрашнему вечеру все были здоровы! А ты, мерзавец, - обратилась она уже к изменнику. – Чтоб ни на шаг от него не отходил и поставил мне сыночку на ноги! Головой отвечаешь!

И после этого, Королева, гордо подняв собственную голову, удалилась из спальни сына с чувством выполненного долга, препоручив заботу о нём мальчишке с крошечным членом, но большим и щедрым сердцем. Это так она подумала, выходя, чтобы особенно не расстраиваться по поводу того, что оказалась так ужасно брошенной. Королева твёрдо решила сегодня же завести себе нового любовника. Только теперь она сразу проверит, какое у него достоинство и не спит ли он с парнями.
***

Ах, Мальчик, ах, пальчик, ах, это непонятное сейчас, эС. Принц прямо почувствовал моментально окружившую его заботу от своего любовника и отчасти пожалел, что на самом деле не болен. Впрочем, болеть и не быть больным наверняка гораздо приятнее, чем болеть и испытывать при этом адский физический дискомфорт, а еще хуже – умирать, ведь от этого вообще, говорят, не лечат. Принц изо всех сил попытался сдержать улыбку, расползающуюся по его довольному несчастному лицу.

- Ах, мамА, не беспокойтесь, конечно же, конечно я скоро вылечусь, - показательно прошелестел умирающим голосом принц вслед удаляющейся Королеве, и едва за ней закрылась дверь, мрачно добавил:
- Вот сразу после бала возьму и выздоровею, но никак не раньше.

Потом помолчал, прислушиваясь к удаляющимся шагам, и наконец, решив, что Королева достаточно удалилась от его покоев, подскочил на кровати, ухватив Мальчика за плечи. Пожалуй, следовало ухватить его, что называется за грудки, но тот был не одет, а мальчишеская грудь не предлагала физических мест для хватания.

- Все пропало! – заорал он, являя слуху любовника истерические нотки и отголоски паники в своем вопле. – Ты понимаешь, что все пропало? Все! Абсолютно! Бал! Женитьба! Это катастрофа! Мне придется трогать эту … эту…. – от омерзения у принца перекосило лицо, - невесту! А может быть даже делать вместе с нею детей! Дети! О, ужас! Эти маленькие розовощекие вечно плачущие твари! А когда они подрастут они только и думают, как бы свергнуть тебя с престола и занять твое место! А что если мой папА на тот момент едва едва только окочурится? Что же я и королем то совсем не побуду? Это катастрофа! Катастрофа!

Проорав свою не особо длинную, но весьма эмоциональную речь в лицо Мальчику, принц отпустил несчастного, обессилено рухнул на подушку и забился в рыданиях.
***

Им это удалось! Противная женщина удалилась и оставила Мальчика с его дорогим другом наедине.
Стоически вытерпев тираду Принца и ощущая прикосновение к себе его замечательных аристократических дланей, юноша предвкушал долгие часы наконец-то легального нахождения рядом с Принцем! Да! Оно того стоило! Он показал своему любовнику свою преданность, свою смелость и стойкость и теперь просто жаждал получить вознаграждение.

Его дорогой друг, отпустив (ах какая жалость!) его плечи, рухнул в постель и зарыдал, его тело содрогалось и простыня медленно начала сползать с его прекрасной... Мальчик-с-Пальчик всегда затруднялся с названием этой части тела Принца. У него были трудности с поэтическими эпитетами, а называть это прекраснейшее творение природы жо... нет, это никуда не годилось. И молодой человек, так и не найдя подходящего слова, нежно провёл рукой - едва едва касаясь подушечками пальцев, по этой гладкой и шелковистой, приятно выпуклой поверхности и, не удержавшись, приник к ней и всю покрыл горячими поцелуями. Затем осторожно просунул руку под низ живота своего дорогого друга и нашёл источник своей бесконечной радости. Он был ещё спокоен, но даже в таком состоянии значительно превосходил то, что у Мальчика-с-Пальчик обреталось на этом месте в моменты наивысшего напряжения. Нежно сжав пальцы, юноша показал своему другу, что он всем сердцем вместе с ним, поддерживает каждое его возмущение и всегда всегда готов утешить.

Закончив целовать то, сами знаете что, Мальчик-с-Пальчик проложил губами дорожку по спине Принца, надеясь, что тот перестанет горевать и явит ему своё сиятельное личико.
***

- Ах, оставь меня негодный мальчишка! – завопил принц, некоторое время до этого понаслаждавшись прикосновениями, и, делая стоический вид, что игнорирует их. В конце концов, у него непреходящее горе, которому принц со всей присущей ему аристократичностью изволит предаваться, а потому не может одновременно предаваться чему-то приятному, с чем траурное лицо вовсе не совместимо. Принц даже махнул рукой, отгоняя с-Пальчика как надоедливую муху, но рука лишь прочертила пустое пространство, разогнав воздух, ибо Мальчик, хоть и был мал, но с мухой никак не ассоциировался. Да и надоесть не успел.

Однако этот золотник из разряда тех, что малы, да сами знаете какие, продолжал путешествовать по его телу своими нежными конечностями. Кстати, можно ли было розовые губки любовника считать конечностями? Этот вопрос привел принца в окончательное отчаяние, ибо и вовсе вывел из момента горя в момент более приятных телесных ощущений. В гневе он развернулся на кровати, картинно ложась на бок и опираясь на выставленный локоть. Но лицо Мальчика было настолько … настолько … Да, что там лицо, что он делал своими пальчиками…

Принц тряхнул головой, откидывая с лица пряди. В силу коротких волос красивой "волны" у него не получалось, но кто же из прислуги осмеливался об этом сказать? А сам себя принц искренне полагал неотразимым. Даже в зеркала заглядывал с осторожностью. Так вот, тряхнув головой, принц вытянул свою царственную руку, положив ладонь на затылок Мальчика, и привлек его к себе. Он прильнул своими губами к его розовым губкам, все еще решая в уме задачу – являются ли они конечностью или нет, а после запрокинул голову, подставляя свою грудь под такие же сладкие поцелуи, что покрыли только что его спину, рождая мурашки – предвестники возбуждения.

Тем временем то, что было в данный момент в плену пальчиков Мальчика, медленно, но упорно поднимало свою, не побоюсь этого слова, головку, наливаясь и увеличиваясь в размерах при этом.
***

Любимый внял молчаливым мольбам и развернулся к Мальчику. Ах, как он был прекрасен! Мурашки восторга пробежали сверху вниз и стекли на самый кончик Вольфгана, заставив его восстать и огрызком свечи выпятиться на теле юноши. А затем Принц одарил Мальчика сладчайшим поцелуем и тем поощрил его к продолжению.
Со слезой в голубых глазах Мальчик лицезрел гладкую грудь Принца. Осторожно поглаживая растущий нефритовый жезл, Мальчик склонился над Принцем и отправился в длинное путешествие от ключиц и до средоточия мужественности. То целуя, то проводя влажным языком, а то прикусывая шелковистую кожу, Мальчик опускался всё ниже и ниже, пока не спустился к созревшему бутону. Обхватив его двумя руками, он с благоговением замер. Мальчик-с-пальчик не переставал восхищаться совершенством этого творения природы. В Принце всё было прекрасно и достойно восхищения, но более всего было достойно восхищения то, что он сейчас сжимал в руках.

Затаив дыхание он нагнулся и осторожно поцеловал самую вершинку. Потом высунул язык и обвёл по кругу. Полюбовался минутку и, широко открыв рот, накрыл им бутон. Закрыв глаза и не отпуская жезл Принца из рук, он принялся медленно, но проворно обрабатывать бутон языком, радуясь, что его дорогой друг так благосклонен к нему.
***

"Ах" тут был более чем уместен, и непроизвольным вздохом сладострастия срывался с влажных губ принца при каждом прикосновении губ Мальчика к его царственному телу. Одновременно с этим царственное тело не менее сладострастно вздрагивало и изгибалось навстречу ласкающим и терзающим его чужим губам. Принц беспрестанно облизывал свои губы, грозящие высохнуть от горячего дыхания, согретого огнем страсти, разгорающимся внутри. Возможно в груди, возможно где-то ниже, в районе паха, принц еще не определился.
Тем временем с-Пальчик зачем-то остановился, заставив принца временно отложить вздохи и простонать заветное "Ну же!" трепетным, предательски подрагивающим голосом. К счастью, пауза продлилась недолго, и почти принявший свой достойный вид нефритовый жезл погрузился в горячий влажный умелый ротик Мальчика, вызвав вздохи более сладострастной тональности. Принца бросило в жар, видимо тот самый огонь, что горел где-то внутри, разлился по венам, охватывая все тело пламенем желания. Даже стало жарко. Возникло желание поставить у царственной постели слугу с опахалом, но отвлекаться от Мальчика в поисках колокольчика было поистине преступлением.

Смахнув с царственного лба прозрачные бисеринки пота, принц приподнялся на локте и положил ладонь на затылок с-Пальчику. Вяло дернув бедрами, он толкнулся своим нефритовым жезлом в сладкий влажный горячий ротик, в надежде достать головкой до еще более влажных и еще более горячих мышц гортани, способных сжиматься и вибрировать от каждого звука, произносимого любовником. В предвкушении ощущений, принц закрыл глаза и запрокинул голову, весь отдаваясь во власть чувств и сжигающего его пламени страсти.
***

Мальчик-с-пальчик забыл обо всём на свете. Сейчас для него ничего не было важно кроме его любимого. Да! Да! Да! Он бы и прокричал эти слова, но его рот и его глотка были заняты - они принимали в себя драгоценное, божественное тело Принца. Каждый сантиметр длины, каждое прикосновение бархатной кожи ствола и гладкой шёлковости головки вырывали из тела Мальчика глубокие тихие стоны. А руки его в это время блуждали по телу любимого, то поглаживая, то впиваясь пальцами во время особо сильных толчков.

Восторг и любовь к Принцу достигали невыносимых пределов, и Мальчику захотелось ощутить любимого внутри себя. Он осторожно соскользнул со средоточия его мужественности, но, всё-таки не выпуская его изо рта до конца, и, чуть приподняв ягодицы любовника обоими руками, затуманенным взором вперился в лицо Принца, ожидая его реакции.
***

Ах, этот взгляд, который смотрел на него откуда-то снизу. Принц даже приподнял свою царственную голову, чтобы полюбоваться. Но любоваться достаточно долго не позволяла физиология. Возможно потом, он закажет придворному художнику портрет Мальчика с раскрасневшимся личиком и полуоткрытыми губками, держащими между своими розовыми половинками что-нибудь … что-нибудь …

Принцу пришлось прерваться ненадолго, чтобы не покончить окончательно с приятным процессом.

Приподнявшись на постели и таким образом придавив руки С-пальчика царственными ягодицами, он дотянулся не менее царственными перстами до его лица, убирая со светящегося счастьем личика прядь волос. После чего немного подвинулся назад, высвобождая свой нефритовый жезл из божественного плена горячего ротика, и одновременно возвращая любовнику его слегка отдавленные конечности.

- Поднимайся, мой славный мальчик. Покажи мне бесстрашного жокея на скачках.

Принц вновь возлег своей царственной спиной на постель и приглашающее погладил свое мужское достоинство.
***

Да! О да! Быть жокеем на царственном отроке, скакать на его нефритовом жезле – что может быть прекраснее! Мальчик-с-Пальчик зажмурился от восторга, царственная задница, впечатавшая на миг его руки в кровать, казалась ему самой большой драгоценностью в мире, а царственный член, покинувший его рот – средоточием этого мира.

О да! Он с радостью воспользовался предложением Принца и, перед тем как оседлать его, прополз до царственного личика и сорвал сладкий поцелуй с царственных уст. Затем, достав необходимые принадлежности, приготовил себя к скачке и осторожно нанизался на желанное остриё.

Восторг, восторг! Он захлёстывал Мальчика с макушкой, ощущение твёрдого и такого длинного царственного естества внутри своего тела кружило голову и головку тоже. Его собственное достоинство как карандашик сделало стойку, и Мальчик молил глазами Принца, чтобы тот взял его в свои нежные, но уверенные ручки.
Подскок, затем резкий рывок вниз – ещё и ещё! Это действительно было похоже на скачку, но такую упоительно сладкую, вызывающую дрожь в теле и стекающуюся к вершине его пусть и маленького, но всё-таки мужского достоинства. Прозрачная капелька как слеза выступила на кончике головки из маленькой дырочки, нарушающей шёлковую безупречность этого творения природы, она молила о снисхождении, о ласке любимого. Он, конечно, мог бы и сам удовлетворить себя, но надеялся, что амарант соизволит проявить снисхождение и доставит ему разрядку и тем ещё раз докажет, что Мальчик не просто так оказался в его постели.

- О, мон шер! Люби меня! Глубже! Глубже! – Совершенно забывшись, уже кричал он.
***

Ах, этот ловкий мальчишка внутри был гораздо глубже, чем могло показаться снаружи. Принца всегда интересовал этот момент, но в момент самого момента думать о причинах и следствиях было весьма и весьма не легко, а после он имел свойство забывать обо всем, и о внутреннем устройстве С-пальчика в том числе. Но все это будет потом, а сейчас Принц наслаждался глубоким погружением в горячее тщедушное тельце, умело скачущее на его царственном достоинстве. Подхватив Мальчика под две мягкие белые булочки, Принц задавал темпу своему ловкому жокею, тем самым несколько выбиваясь из образа царственного скакуна. Тем более, что в данный момент он, конечно, не задумывался, но в менее опьяненным плотской любовью состоянии он предпочел бы не сравнивать себя с конем вообще.

Исторгая похотливые стоны из своего царственного рта, Принц закатывал глаза, млея от жара и тесноты мальчишеской попки, и активно работая своими бедрами, насколько только позволяла его поза, таранил розовую раскрывшуюся розеточку своим нефритовым стержнем изо всех сил, которые с каждой минутой приближались к своему естественному исходу.

Наконец, словно услышав мольбы Мальчика, он переместил свои царственные персты с его булочек на торчащий, словно стойкий оловянный солдатик, карандашик, такой аккуратный и по своему красивый, несмотря на размер. Аккуратно взяв его пальцами, Принц принялся поглаживать карандашик со всей нежностью и осторожностью, на которые только был способен. Персты порхали словно крылья колибри над тычинкой посреди цветка.
Движение, еще одно, и вот уже в самом сосредоточии чресл распускается алый цветок экстаза, разливаясь по телу восхитительной волной истинного блаженства и неземного экстаза. Фонтанчик царственной жидкости из нефритового жезла забил прямо внутрь С-пальчика, а сам Принц, издавая весьма и весьма откровенные стоны, забился в оргазме.
***

С благоговением Мальчик-с-Пальчик наблюдал за изменением выражений на царственном личике. С томно-отстраненного оно постепенно поменялось на вовлечённое в процесс, а затем и в страстно-охваченное. Принц участвовал в скачке не только лицом, но и аккомпанировал происходящему звуками, чудно задающими ритм и размах действа. Каждый раз, когда царственный жезл входил в нежное мальчиковое естество, как говорится до корня, а затем, подтолкнув тощий мальчишеский зад вверх неотвратимо стремился покинуть сие гостеприимное место, у юноши перехватывало дыхание. Длинные и нежные, но твёрдые царственные пальцы обхватили мальчуковые ягодицы и направляли движение...

Ах! Это было прекрасно, но всего этого было чуть чуть недостаточно для полного экстаза! Взгляд Мальчика-с-Пальчик молил, но царственные очи были полуприкрыты царственными же веками, а царственные стоны юноша не смел перебить своими устными мольбами, хотя хрипловатых всхлипов он сдержать не мог. И вот его царственный друг снизошёл до нужд своего преданного возлюбленного и, покинув ягодицы, пальцы Принца приблизились к такому маленькому, но совершенному по форме и твёрдости средоточию мужественности Мальчика. Весь тая от блаженства и даже чуть сбившись с ритма он ощутил как пальцы любимого поднялись от основания стволика до самой верхушечки и сомкнулись там, затем, не разжимаясь, спустились обратно, вызывая вихрь ощущений, тянущее томление и предвкушение. Ещё два таких цикла и юноше показалось, что вся его сущность сосредоточена в этой розовой бархатной головке и что вот вот сейчас, ещё чуть чуть и он поймёт все тайны бытия...

Принц издал особо громкий и протяжный стон, а движения его стали совершенно беспорядочны и конвульсивны, внутри Мальчика рванул горячий и стремительный гейзер, отдаваясь во все клеточки, участвующие в этом процессе, а рука Принца сильно сжала карандашик Мальчика, принеся долгожданное наслаждение и ему.
Обессиленный и почти теряющий сознание от силы разрядки, Мальчик-с-Пальчик тем не менее осторожно снизался с ещё стоящего царственного жезла и рухнул среди подушек рядом с Принцем. Он был счастлив. Счастлив дважды, потому что впервые его статус любовника Принца был практически официальным.
***

Ах, если бы сейчас можно было курить! Принц бы с большим удовольствием сделал затяжку – другую, и передал бы папироску своему обессиленному любовнику, заполняя тишину смакованием пережитых сейчас ощущений и едким специфическим дымом. Но Колумб еще не открыл Америку, не воскурил трубку мира с Великим Пернатым Вождем и не доставил пару мешочков табака к их царственному двору. А потому, Принц, сам того не зная, в настоящий момент был лишен чего-то такого, что в будущем станет естественным продолжением и синонимом соития того качества и интенсивности, что произошло только что здесь.

Итак, вместо хорошей затяжки, Принц царственно потянулся, заключил своего рухнувшего без сил любовника в свои крепкие объятия и нежно коснулся губами маленького носика, с блестящими капельками пота на нем.

- О-о-о! … М-м-м… Ах! – произнес Принц, и сейчас это должно было означать целую гамму чувств, а еще просьбу, адресованную С-пальчику с целью позвонить в колокольчик, чтобы появился кто-нибудь из слуг, чтобы тот убрал весь тот беспорядок, который бывает после секса, чтобы стало наконец чисто.

По эгоистичному мнению Принца, каждый, кто переспал с его величественной особой, должен был понимать сие по собственному разумению, и не обязательно растолковывать это в слух. Поэтому махнул рукой в сторону шнурочка от звоночка, Принц обворожительно улыбнулся Мальчику, выразив ему этой улыбкой всю гамму чувств, которую испытывал к этому небольшому, но все же дорогому «золотнику». Затем, перевернувшись на бок, Принц успел подумать о том, что неплохо было бы полежать минутку – другую, чтобы восстановить силы, и блаженно прикрыл глаза. Буквально в следующее мгновение с царственных губ сорвался не менее царственный храп.
***

Оставим же двух любовников отдыхать после столь интенсивного и сокрушающего секса. Что предначертано судьбой, то сбудется и не обязательно все подарки будут заслужены, а все наказания казаться справедливыми. Только судьба знает, кому что положено и отмеряет недрогнувшей рукой.

Да, оставим в покое и спящего Принца и прыгающего вокруг него от радости Мальчика-с-Пальчик. Юноша был счастлив, он получил все, о чём мечтал последний месяц – любовь (простим наивного мальчика!) Принца, официальный статус его любовника и свободу от Снежной Королевы.

Уже покинули покои вызванные юношей слуги, приведшие всё вокруг в порядок. Уже и сам Мальчик-с-Пальчик угомонился и прилёг рядом со своим покровителем, с обожанием вглядываясь в лицо безмятежно спящего и удовлетворённого Принца. И всё вокруг свидетельствовало о счастье и покое. И солнечный день за окном и весело поющие там птички и два юных мужских тела на широкой постели, лежащих в сплетении, и только лёгкий ветерок иногда пошевеливал белокурые локоны на их головах…

О молодость! Молодость!.. Может быть, вся тайна твоей прелести состоит не в возможности все сделать, а в возможности думать, что все сделаешь…
Категория: Сказка | Добавил: Распорядитель (20.08.2011)
Просмотров: 307 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]