Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Воображариум доктора Парнаса

Понедельник, 20.08.2018
Время действия: С 12 июня по 19 июня 2011 года.
  • Страница 1 из 1
  • 1
Воображариум » Архив » Библиотека » 1.3. Help, I need somebody. (14 июня 2011 года)
1.3. Help, I need somebody.
ЧревоугодиеДата: Пятница, 23.09.2011, 17:43 | Сообщение # 1
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 122
Репутация: 2
Статус:
1. Участники:
Луксурия, Маркат и кто захочет присоединиться.

2. Место:
Лондон, Фулхэм Роуд, 25, арендованные апартаменты.

3. Время:
14 июня 2011 года.

4. Завязка:
Демон Блуда, Луксурия, решает выяснить, почему ее "коллега" который день не выходит на связь, ведет себя неадекватно и явно мутит что-то на стороне, не отвечая на позывные. После нескольких неудачных попыток связаться "мысленно", она решает нанести визит дамы.
Без спецэффектов, просто пришла по адресу. Через полчаса после дождя.
Припарковала свою красивую машину на стоянке и поднялась по лестнице, улыбнувшись консьержу.

Help, I need somebody,
Help, not just anybody,
Help, you know I need someone,
help.

Спаси меня, мне нужен кто-то,
Но не первый встречный!
Спаси меня, ты знаешь как мне
нужен хоть кто-нибудь.

Когда я был моложе, намного моложе,
чем сейчас
Мне был никто не нужен.

Но прошли те времена и я
уже не так уверен в себе,
Я понимаю, что изменился, а мои двери
распахнуты.

Отсюда

Эпизод открытый, если кто пожелает присоединиться


Sex, Drugs, Rock 'N' Roll

Сообщение отредактировал Чревоугодие - Пятница, 23.09.2011, 17:58
 
ЧревоугодиеДата: Пятница, 23.09.2011, 17:57 | Сообщение # 2
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 122
Репутация: 2
Статус:
Рецепт-антистресс: сойдите с ума.
Или влюбитесь.
Улыбнитесь. Шире. Глубоко вдохните. Еще раз. Глубже. Хорошо.

Увольте приходящую прислугу.
Позвоните в доставку пиццы "«Pizza Cosa Nostra 24h». Сделайте оптовый заказ "гавайской ассорти" сразу на двадцать пять штук. Соврите, что у вас юбилей. Закажите три ящика виски "Белая лошадь" и пять упаковок пива "Лёвенбрау". Это ваш последний исходящий телефонный звонок в жестокий внешний мир.

Отформатируйте диск С. Для верности выньте жесткий диск из корпуса, хорошо поработайте с ним колотушкой для мяса, наполните ванну горячей водой (можно с хвойной пеной) отправьте его плавать, вместе с роутером. Туда же отправьте мышь. Клавиатуру. Монитор. Сканер. Принтер. Подумайте и прибавьте к ним ноутбук - на нем предварительно можно попрыгать.

Перережьте телефонный провод стационарной базы. Утопите симкарты в унитазе. Отключите от сети конлиционер, музыкальный центр, кофеварку, холодильник, микроволновую печь, посудомоечную и стиральную машины (они все заодно, проклятые электрические шпионы). Убейте тостер.

Пиццу распихайте по сумкам холодильникам, уже через двое суток вам будет безразлично, чем закусывать. На худой конец в кухонном шкафу есть банки - тунец, сардины и консервированные сосиски.

Погасите подсветку в минибаре. Выбросьте из окна все три кредитные карты: «Visa» «Eurocard-Mastercard» и старый добрый «American Express". Прежде чем сделать это, напишите на каждой маркером пин-код. Безработные индусы, курды, негры-дворники и матери-одиночки, которые шляются у вас под окнами, будут вам очень признательны.

Теперь крепко задрайте фрамуги, опустите жалюзи, заклейте дверной глазок жвачкой Wrigley's Juicy Fruit.
Выньте батарейки из всех настенных часов и будильника.
Всё.
Нирвана.

... Маркат потерял счет суткам, а потом и неделям. Пятикомнатые апартаменты на Фулхэм Роуд (окна на солнечную сторону), арендованные полтора года назад чистого понта ради, были задраены, как Наутилус капитана Немо в глубоком погружении. До него не могли достучаться ни коллеги, ни любовницы, ни приятели, ни родители. Он выбрался в варьете только один раз, когда навешал лапши на уши милой журналистке, просто потому, что вяло вспомнил о своих обязанностях, но столь же легко забыл, если не сказать - забил.

Отказавшись от внешних средств связи, он позаботился и о внутренних. Еще не хватало в эти странные дни слышать чужие голоса в своей голове. Ментальная связь с шестью другими коллегами из Великолепной Семерки была отрезана намертво, как у параноика, который носит шапочку из фольги, чтобы не ловить позывных от враждебных НЛО.

Весь мир подождет. Есть только Феликс.
В гостиной, которую Лилленд за время затворничества превратил в пьяный угарный холостяцкий свинарник, жил и мерцал только экран домашнего кинотеатра.
Телевизор тоже был отключен от сети. Но тем не менее экран светился, сменяли друг друга картинки.
Человек и его мейн-кун. Сердце на сковородке с паприкой и карри. Человечина вовсе не сладкая на вкус, все врут. Обычное мясо. Съедите и не заметите, пока вам не скажут.

И снова человек. Который спит, мочится, принимает душ, жарит гренки, выбирает товары в супермаркете, слушает музыку, читает новости в сети, отхлебывая из кружки кофе. Маркат ловил острый, как табаско, кайф от этого соучастия, откупоривая очередную "Белую лошадь". Пил прямо из горла, иногда чокался с экраном. Улыбался в унисон, когда лицевые мускулы Феликса сокращались в улыбке.

Даже время суток перепуталось - за плотные жалюзи не проникало солнце и свет фонарей. Он не различал ночи и дня. Так было и сегодня.
Маркат так увлекся, что не заметил, как задремал прямо в кресле напротив телеэкрана. Сигарета в руке дотлела до фильтра и погасла.

Звонок в дверь, как выстрел в висок.

Маркат вскинулся, не соображая спросонок, чертыхнулся. Босиком прошлепал в коридор, спотыкаясь на пустых бутылках.
Застигнутый врасплох, он даже не подумал отлепить жвачку от глазка, врубил свет в холле и сразу открыл дверь, готовый убить визитера одним ударом кулака в лоб.

Тонкий аромат лакричника, фиалки и миндаля. Lolita Lempicka.

Луксурия.

Маркат отступил на два шага назад. И сразу заметил себя со стороны в зеркале. Если бы ему пять минут назад сказали, что эта женщина увидит его таким, он бы тут же застрелился из чувства самосохранения.

Босой, лохматый, выхлоп на пять метров табаком, пивом и вискарем. Отекшая от беспробудной пьянки и бессонницы рожа, пятидневная щетина ежом на двойном подбородке, широкие красные трусы-боксеры с плейбойными кроликами (верх идиотизма) и черная замызганная майка, на размер меньше, чем следовало бы, край майки он едва натянул до пупа.
С принта майки ухмылялся цветной портрет Хита Леджера в гриме Джокера из «Темного рыцаря», под ним белела надпись: «Joker is dead. Why so serious?».
Зеленоватый кинозлодей рот-до-ушей был изрядно растянут на круглом, как глобус, брюхе и заляпан кетчупом.

Хорош.

Маркат зажмурился, потряс башкой, Луксурия в дверях не рассеялась.
Он прикрыл сцепленными ладонями пах, как футболист в стенке пенальти и хрипло проговорил, чтобы хоть что-то сказать:

- П-привет. Славный денек, да? Проходи... У меня тут слегка бардак, не обращай внимания. Рад тебя видеть, - он попытался улыбнуться, вышло криво - Что нибудь случилось?

Он посторонился, пропуская гостью.


Sex, Drugs, Rock 'N' Roll

Сообщение отредактировал Чревоугодие - Суббота, 24.09.2011, 15:04
 
БлудДата: Понедельник, 26.09.2011, 00:28 | Сообщение # 3
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 238
Репутация: 1
Статус:
Новый жёлтый ferrari f430 SPIDER, мягко скользящий по улицам Лондона и Вендитти, хрипловато заверяющий с диска: "...ты сокровище, когда смотришь на меня. Когда говоришь, что позвонишь мне позже и не звонишь никогда... ты сокровище, когда опаздываешь... и даже если между нами нет любви - клянусь, я тебя не оставлю... даже если ты не ангел... потому что ты красивая, красивая, красивая... красивая, такая какая есть... как я хочу тебя..."- это должно было бы обеспечить хорошее настроение, но, который день упрямо молчащий Маркат вызывал определённый диссонанс.

Поворот налево, еще. Фулхэм Роуд.

Воспринимая одинаково ровно и обожание и ненависть, Луксурия не выносила игнорирования её драгоценной особы. А душка Маркат никогда ранее такого себе не позволял.

Припарковать малыша, погладить его по приборной панели пробормотав "мой любимый", экзотической бабочкой выпорхнуть из машины.

Восточный стиль - чёрное и золото - свободные штанишки с широким поясом и резинками на штанинах, топик с открытой спиной, лёгкие сандалии - подошва и шнурки, маленькая сумка мешочек, тонкие золотые браслеты и серьги-кольца. Глаза, оттенённые чёрным в стиле «smoky eyes» и прозрачный блеск на губах. В общем, такая безобидная с виду малышка.

Консьерж. Улыбка. Лестница. Звонок.

Маркат. Удивлённо вскинутая тонкая бровь и крепость гостеприимно распахивает ворота.

- Случилось?.. Соскучилась, - красотка проскользнула в квартиру, осторожно лавируя между пустых бутылок, пивных банок, коробок из-под пиццы.

На секунду остановилась, оценивая беспорядок царивший в гостиной и уверенно направилась к окну. Подняв жалюзи и фрамугу, обеспечив себя светом и воздухом, Луксурия начала светскую беседу.
- У тебя шикарный вид. - Достав из сумочки влажные салфетки и вытирая руки, уточнила. - Из окна.

Далее последовал издевательски-вежливый вопрос воспитанного человека, нарочито не замечающего того, чего не следует замечать:
- Как поживаешь?..


Беззащитна так же, как беспардонна.
Беспринципна так же, как бесподобна.
(с) Яна Юшина


Сообщение отредактировал Блуд - Понедельник, 26.09.2011, 01:35
 
ЧревоугодиеДата: Вторник, 27.09.2011, 00:37 | Сообщение # 4
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 122
Репутация: 2
Статус:
Черно-золотая экзотическая бабочка, которая по прихоти влетела в безнадежный кабак после налета пьяных ковбоев и индейцев. Или индеев и ковбойцев, кому что ближе.

Когда Луксурия открыла окно, свет и воздух только прибавили смака пейзажу-после-боя.
В косых полосах городского солнца медленно вился синий сигаретный дым, который явно скопился со вчерашней ночи. К счастью, он быстро рассеивался.

За окном и вправду сияло шикарное зеленое утро через полчаса после дождя. Июнь, молодой, как токайское вино, шумел, мерцал и переливался золотыми искрами. Из ресторана "Blue Elephant" два великана-швейцара в бордовых мундирах с золотыми эполетами бережно выводили под локти буйного вип-клиента. Клиент выводиться не желал, даже салфетку с шеи не снял, верещал и поджимал ноги в лаковых ботинках.
Порхали и чирикали беспечные птички-сволочи в Кенсингтонском саду через дорогу. Небо было голубым, а облака - пухлыми и белыми.

Идиллия. Не хватало только диснеевской принцессы в платье с буфами, оленят, синичек и бурундучков.

Маркат прикрыл глаза тыльной стороной ладони от света.

- Пожива-аю? - задумчиво протянул он - А как я поживаю?

И тут его пробило на бешеную деятельность.
Он начал сразу со всего, как убийца, который затирает кровавое пятно и заталкивает расчлененку под шкаф, после звонка в дверь "откройте, полиция!".

Схватил с журнального столика полную пепельницу, попутно сгреб несколько самых вопиющих бутылок и коробок с жирными пятнами, пару свернутых носков, брошенных, как попало, и обронил умоляющим тоном:

- Детка, пару минут.

И смотался из гостиной с грацией циркового слона-эпилептика под допингом. В глубине квартиры забрякало стекло в ведре, что то разбилось вроссыпь, хозяин глухо выбранился.
Загудела вода из ванной - видимо он в запале отвернул все краны на полную.

Человек, который вошел спустя несколько минут в гостиную, уже имел некоторое право называться человеком.

Мокрые кудри Маркат зачесал назад, основательно умыл физиономию, (стараясь не смотреть на стремного одутловатого парня в зеркале), он на ходу с трудом застегивал нижние пуговицы белой шелковой рубашки с монограммой на нагрудном кармане, и даже костюмные черные брюки были отглажены со стрелкой, и носки чистые, хотя и непарные, но нет шедевра без изъяна.
От него крепко несло "Eau sauvage" от Диора ( последствия аварии - в ванне он грохнул на кафель полный флакон, который схватил мокрыми руками).

Появление женщины оказывало благотворное волшебное влияние на окружающую среду.

Былая вальяжность возвращалась к нему. Он достал из бара два чистых стакана для виски, вскрыл новую бутылку и сел, развалясь в кресло, напротив Луксурии.

- Прости, малышка у меня нет льда. Я обесточил холодильник, - Маркат красиво разлил, отогнал от себя навязчивое мысленное продолжение, -
потому что он следил за мной и передавал мои счастливые мысли тайному мировому правительству.

- Но если хочешь, всегда можно сообразить. Хотя при тебе любой лед растает... - он улыбнулся, глядя в таинственно оттененные макияжной "дымкой" глаза Луксурии, - Я ведь тоже соскучился по тебе, честно говоря. На самом деле ничего криминального не произошло, живу отлично.
Маркат отсалютовал Луксурии стаканом - За тебя.

Он изо всех сил старался "Вести Себя Как Обычно".
Примерно как тот самый убийца, но когда полицейские уже вошли в квартиру. Он подпирает спиной шкаф, в котором лежит торс жертвы без-рук-без-ног и очаровательно улыбаясь, воркует: А это просто шкафчик моей бабули, давно собирался вынести на помойку. Вы не поможете?

У Марката было одно слабое место. Обычно он виртуозно врал, даже самому себе. Но почему-то пасовал перед Луксурией. Магнетическая красота ее была тому виной, или нечто иное, но при любой попытке соврать ей в глаза или замазать сомнительные делишки, он начинал вести себя, как болван и даже говорил ненатуральным баритоном, как бриолиновый мачо из третьесортной киношки "Страсть в Лас-Вегасе".

Он уже приготовился нагородить еще пару монбланов вранья, начал:

- У меня все в поряд..., но осекся.

Над его левым плечом все это время мерцал экран выключенного из сети телевизора. И на экране прекрасно был виден человек за рулем "опеля", видимо, Феликс ехал за покупками.

Маркат понял, широкие плечи несколько поникли. Он постучал ногтями по краю стакана. Вздохнул.

- Как всегда, два-один в твою пользу, красотка Люкс... Все ни хрена не в порядке. - когда он говорил правду, то был краток - Я влюбился. Это - Феликс. И похоже я крепко влип.


Sex, Drugs, Rock 'N' Roll

Сообщение отредактировал Чревоугодие - Вторник, 27.09.2011, 00:45
 
БлудДата: Понедельник, 03.10.2011, 20:05 | Сообщение # 5
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 238
Репутация: 1
Статус:
Пока Маркат вносил изменения в реальность, (с помощью небольшой революции, если судить по доносящимся звукам), Луксурия бегло осмотрелась. Яркий летний день, хулиганисто врывающийся в окно, контрастно оттеняет мрачность и некоторую запущенность помещения. Если же убрать привнесённые ею изменения, то... полновластно царящие вокруг темнота и хаос, разбавляется только цветовым пятном телевизора. Картина маслом. Приплыли...

Одобрительно улыбнувшись появлению Марката более привычной версии, красотка взяла предложенный стакан и сделала небольшой глоток, втайне ожидая, что её осенит. И она, (наконец-то!), уразумеет, что такого находят в этом напитке... Чуда в очередной раз не произошло и едва заметно поморщившись она отставила стакан обратно.

То, что милый Маркат врёт - было понятно. Непонятно было - зачем и почему. Зачем ей и почему так бездарно.

Она смотрела и слушала. Молча. И дождавшись, скользнула к нему на колени, в привычно-уютные объятия.
Он всегда вызывал у нее чувство защищённости, непоколебимости, постоянства. Скала среди бурного моря. Её тайное убежище. (О чём сам Маркат вряд ли подозревал). Луксурия никогда не анализировала, что вызывает такие ощущения - его неизменная галантность, восхищение, зажигающееся в его глазах при виде неё или что-то ещё... Это просто было. И такая ситуация полностью устраивала её эгоистичную натуру. Не то, чтобы она не могла подождать/поделиться - люди быстро смертны... Но Маркат-затворник не устроит не только её, но и остальных.

Тесно прижавшись к мужчине и запустив наманикюренные пальчики в его волосы, Луксурия оценивала Феликса. И вынесла решение, озвучив:
- Он интересный. - И промолчав, что ей этот Феликс уже не нравится. И хорошо, что люди не только быстро смертны, но ещё и зачастую внезапно. - Поделишься?.. - лукавая улыбка скрывает холодный расчёт и "зондирование почвы". Ибо те, кто считает, что демоны не могут испытывать чувства сильно ошибаются. Очень даже могут. И часто испытывают. Вот только любовь демона имеет разрушительные последствия. И для предмета воздыхания и для него самого. И Блуд это прекрасно знала. Но она уже давно приучилась не обращать особого внимания на смертных мотыльков, сгорающих в её пламени. Десятки, сотни, тысячи - они сливались в её памяти в одно смазанное пятно.
- Или жалко?..


Беззащитна так же, как беспардонна.
Беспринципна так же, как бесподобна.
(с) Яна Юшина
 
ЧревоугодиеДата: Вторник, 04.10.2011, 03:04 | Сообщение # 6
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 122
Репутация: 2
Статус:
Вышивальщица простых движений.
Без которых человеку не обойтись, как без хлеба, воздуха и утра.

Маркат отставил стакан на стеклянный столик, откинулся на спинку кресла, чтобы брюхо не мешало объятию и придержал Луксурию ладонью под поясницу, сильно и ласково. Летние качели в яблоневом саду - вверх - девочка, вниз - невеста. Луксурия умела быть бутоном, завязью и плодом одновременно.

Млел от запаха легкого молодого чистого тела, тонкого, еле уловимого под тонами духов, на миг даже забыл о том, что творилось в эти странные дни. Какое бы тело не носила она (пресловутый Дьявол, который носит Prada, не стоит гвоздика на ее капризном французском каблучке), аромат Луксурии он узнал бы вслепую из тысячи.
Ни один парфюмер не смог бы разложить его на составляющие и воссоздать. Нечто, что заставляет мужчину оборачиваться. Тормозить у обочины, даже если спешит. Или просыпаться в три часа ночи в одиночестве. Шаркать на кухню, пить заварку из чайника. Стирать салфеткой капли пролитой спермы с ляжки, с оглядкой, по воровски.
Пялиться в темное окно, за которым дождь, и вспоминать быстрый сон. Во сне горячий шепот, гортанный женский смех, короткая линия жизни на ладони, блюзовый изгиб спины, бусинка любовного пота меж лопаток, треугольная материнская тьма меж раскинутых бедер, средний палец, вложенный меж алых нижних губ, содрогание клитора, солоноватая влага на языке.
Но все это забудется к утру. Останется только
Запах женщины.

Маркат коснулся сухими губами виска Луксурии, усмехнулся, сделал вид, что хочет прикусить за подбородок, но обманул и поцеловал в пульс на шее, чуть ниже уха. Упругую мягкость ее грудей он чувствовал своей грудью сквозь тесную для форса шелковую рубашку и это было чертовски приятно.

Настолько приятно, что Маркат чуть развел бедра, чтобы Луксурии не было слишком твердо сидеть у него на коленях. Туго давила брючная молния. Джентльмены встают, когда входит дама.
Лифт с нижнего этажа, похоже, отправился вверх. Пристегните ремни.

- Феликс. - произнес Маркат, его сухая, широкая ладонь, вне мысли, тепло скользила от лопаток Блуда до крестца. - Понимаешь, "влюбился", это не то, что бывает обычно. Черт... Как бы объяснить. - он пощелкал пальцами свободной руки, искал точные слова - О, есть. Смотри: вот, к примеру, я люблю Моцарта и Дэвида Боуи. Но я же не хочу их трахнуть. - он замялся, ухмыльнулся и прибавил, глядя в потолок - Хотя, Боуи...
Шучу. Я, слава богу, не гомик, - увы, Маркат в ипостаси Гарольда Лилленда слегка грешил дешевым мачизмом и шовинизмом.

Цветастое пятно на экране мертвого телевизора сменилось, уже не опель, а торговый зал. Феликс у стойки с журналами и открытками, листает глянец, смотрит мимо. Полуулыбка.

Маркат сам не заметил, как болезненно отзеркалил выражение лица Феликса. Дрогнул левый угол рта. Четче обозначилась складка на осунувшейся щеке.

- Он гений, Люкс, - Маркат говорил слишком серьезно и медленно, как во сне или под гашишем - Он сам об этом не подозревает. Поначалу я думал - рутина, будни, штампованный маньяк. Знаешь, из этих чудиков, - он передразнил гнусаво, как Кермит из Маппет-шоу - "Злая властная мамочка порола меня ремнем от сумочки и теперь я по пятницам потрошу и кушаю блондинок с красными сумочками, которые похожи на Опру Уинфри. Меня зовут Каннибал Лектор, у меня невроз, энурез и кризис среднего возраста. У меня в микроволновке на гриле скворчит отрезанная бабья титька. Динь - и готово. С поджаристой корочкой. Я шью водолазный костюм из женской кожи". Тьфу. Сколько я одноклеточных перевидал, сыт по горло. Как холодная манная каша с комками. А Феликс...

Маркат с трудом отвел взгляд от экрана, закрыл бессонные глаза с набрякшими красным нижними веками (надо закапать "визин" и побриться наконец, а то ей наверное колко, когда я приникаю скулой).

- Он вскрывает карманы этого мира, как щипач - одним ударом бритвы. Он творит новую реальность. Игра без правил по ролям. И я забываю дышать. Феликс вставляет круче, чем спидбол*. Феликс создал тайную карусель на Беркли-сквер. И все таки она вертится.

Низкий, с хрипотцей голос его пресекся. Женщина побеждала - тело чутко отзывалось на тепло и легкое дыхание Луксурии, тело хотело жить, слепо тянулось к ней, кровоток тяжело по бычьи бился в висках, под ребрами, в стволе члена, в бедренной артерии, на запястьях.

- Я поделюсь с тобой, - легко и горько согласился Маркат, - Мне не жалко. Ты увидишь, как он умеет любить. А мне только в радость будет, если вы поладите. Я всего лишь соучастник. Сводник. Тень-знай-свое-место. Пароль: сигнальная станция.

Тревожный звоночек. Чтобы демон Маркат, жадина и себялюбец, запросто отдал свой кровный кусок - такого не бывало прежде.

- Хорошо , - сказал одурманенный Гарольд Лилленд, не размыкая сильных усталых рук на талии Луксурии - Быть человеком.



Sex, Drugs, Rock 'N' Roll

Сообщение отредактировал Чревоугодие - Вторник, 04.10.2011, 05:02
 
БлудДата: Воскресенье, 09.10.2011, 22:07 | Сообщение # 7
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 238
Репутация: 1
Статус:
С удовольствием принимать поцелуи и ласки, мурлыкать довольной кошкой под рукой занятого правильным делом «хозяина», легко и привычно погружаться в тёплое море желания. Настраиваться не столько на слова, сколько на тон и эмоции.

Собственно, она с большим удовольствием расслабилась бы до конца, но проясняющаяся ситуация стремительно мрачнела. Луксурия никогда не ставила работу на первое место, но полное игнорирование своих «обязанностей» кем-то из великой семёрки явно не останется незамеченным и угрожает перспективой внеплановой проверки. Снизу.

Намеренно рассеянно - восхищенно внимать описанию, и согласиться:

- Самородок. Заготовка на демона. – С грустью отказаться от заманчивой мысли устроить Феликсу несчастный случай. Маркат может не оценить такой заботы о его персоне и обидеться. Сильно. И с последствиями.
Он, конечно, джентльмен. Но... Лучше не нарываться.

«Хорошо быть человеком…»
Угу, хорошо, но недолго…

Да, с этим гением однозначно надо что-то решать, но это подождёт. А Маркат...

Развернуться одним гибким движением, радуясь утренней счастливой мысли надеть брюки, не ограничивающие свободу тела. Раздвинуть колени и устроиться в позе наездницы, мягко прижимаясь средоточием женственности к напряжённому мужскому естеству. Скользнуть пальчиками по шее и щекам, фыркнуть еле слышно что-то про колючий кактус, и потянуться губами к губам. Подарить первое лёгкое касание, обещающее перерасти во что-то более серьёзное. И тут же отстраниться, «внезапно осенённая» вопросом:

- А ты не приводил его в Варьете?.. Интересно было бы взглянуть на него за зеркалом...

И замереть, глядя на Марката глазами блудливой кошки.

Простой выбор. Ты или он?.. Он или я?..

В эпицентре бала должен остаться кто-то один.


Беззащитна так же, как беспардонна.
Беспринципна так же, как бесподобна.
(с) Яна Юшина
 
ЧревоугодиеДата: Четверг, 03.11.2011, 03:09 | Сообщение # 8
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 122
Репутация: 2
Статус:
Лицом к лицу. Стоп-кадр. Вдох-выдох. Холодно. Тепло. Еще теплее. Горячо.
Тебе водить.

Знаешь - сказал он себе - ты болван. Ты держишь в руках женщину, которая есть все женщины на земле, от Суламифи до Салли Боллз, от Мессалины до Мадонны, от Евы Адамовой до Евы Браун, так пусть твоя правая рука не нарушает прайваси левой, разве это такая сложная арфиметика, Бадди-старина.
Ты слишком много думаешь, там где думают только задроты и ботаны, которые если и умеют что вставлять, так только палец в ноздрю, а ты всегда был двоечником и прогульщиком, ну так и оставайся собой до конца. Делай это, как негры делают блюз. Как крутится вертится шар голубой. Без оглядки, зная прикуп.

Запах женщины и быстрые, легкие ее движения, то, что мужчина помнит в первый час и не забудет в агонии, новый способ дыхания - рот в рот.

Но никогда не до конца.

- Феликс уже был в Варьете - ответил Маркат, сам удивляясь тому, что можно делать его руками без контроля мозга, будто эта женщина заново вылепляла его из небытия, - После варьете он убил первого человека. Да, ты права, человек это очень быстро... Очень недолго. Но... Если что, я бы играл в эту лотерею до конца: привет, привет, поцелуйчик, , сперматозоид,яйцеклетка, девять месяцев, родовая палата, вот и вышел человечек, пуповину - чик, бирку на ногу, шлепок по заду, крестины, начальная школа, бакалавриат, универ, офис, секс, офис, кризис, офис, уикэнд, офис, пенсия, госпиталь, морг, надгробие - крути карусель с начала. Иллюзия. Человек - это совсем другое.

Он усмехнулся, потерся лбом о податливые груди под легким топиком, не удержался, прихватил снизу ладонями их теплую округлость, но лишь на миг, мягко, будто брал яблоки.

- В том то и дело, Люс, что человек может быть всем. Ангелы, демоны, супермены, киборги, все это герои комиксов. Которые рисует человек для человека. Хочется жить не понарошку. Ты меня знаешь, если я что решил, то... Жилы порву, но верну то, что утратил.

Он не объяснил своих слов, просто посмотрел в глаза, по наитию надеялся, что поймет. Думал только о том, что она хочет, что подскажет ее гибкое ртутное тело.

Выбор уже не стоял так явно, как все остальное.
Он или она?
Она.

В этот беспардонный июньский полдень - холст, масло, завтрак на траве, двухэтажные автобусы, свежая зелень, огни и хлам большого города Маркат прощался с Феликсом.

Выбор сделан. Будто выдернули из головы иглу.

Но какой - он сам до конца не отдавал себе отчета. Все потом. Не сейчас, когда горло перехватывает от ее близкой красоты.

Маркат подался вперед, толкнулся в межножье Луксурии слепой тесной силой сквозь двойную ткань его и ее одежды.

И случилось то, горькое,черное, дурное, чем он маялся бессонными героиновыми ночами, чего не желал всем естеством, и на самом деле хотел.

Экран выключенного из сети телевизора вспыхнул ярче на миг и погас.

И вместе с ним погас Феликс.

Конец трансляции.

Сигнальная станция закрыта на профилактику. Эфир пуст. Стеклярус белой пустоты. Первый день ломки.
Кривая ломаная линия осциллографа сменилась прямой. Кома. Остановка сердечной деятельности.

Маркат крепко прижал к себе женщину, так будто хотел врасти в нее.

Глубоко поцеловал, без игры и лукавства, бережно придерживая под затылок.
Спросил, прищурившись:

- Что леди делает сегодня вечером?


Sex, Drugs, Rock 'N' Roll

Сообщение отредактировал Чревоугодие - Четверг, 03.11.2011, 05:00
 
БлудДата: Пятница, 25.11.2011, 00:07 | Сообщение # 9
 
 
Раса: Демон

Сообщений: 238
Репутация: 1
Статус:
Нет, Луксурия не понимала. А та, которая могла бы понять, та, чьим телом она пользуется - давно растворилась без остатка, как крупинки соли в кипящей воде, оставив лёгкий, почти неразличимый, привкус воспоминаний, желаний, устремлений. Аманда была ещё ребёнком на момент воссоединения, а детям нравится всё новое и интересное, они быстро забывают и увлекаются новыми забавами. Как и Блуд, для которой люди были просто игрушками, пешками на доске. Двигай, убирай... А каждая новая жизнь - новая игра, в которую она с удовольствием играла, легко и привычно меняя человеческие оболочки.

Поэтому, это, так внезапно озвученное, намерение Марката вернуть человеческую суть обрушилось на неё волной цунами, оглушило и сбило с толку. Привычная картинка мира рассыпалась на кусочки и не желала собираться обратно. Ошарашенная, она машинально включилась в поцелуй, но подсознание, среагировавшее на "желание вернуть утраченное" разбудило ощущение тянущей фантомной боли в спине, в районе лопаток.

То, что невозможно забыть, очень нелегко вспоминать.

Рассеянно высвободившись из мужских объятий, Луксурия направилась к выходу, но остановилась, осознав заданный ей вопрос.
- Делаю?.. - невидящим взором взглянула в сторону Марката, тряхнула головой в попытке сфокусировать внимание. Её тщательно выстроенная субъективная реальность выходила из-под контроля. Внутреннее - влияет на внешнее, и улыбка у Блуд получилась больше похожей на гримасу, но многолетние привычки взяли своё и спустя мгновение вернули необходимый образ - глаза сверкают, губы улыбаются. Внешнее так же влияет на внутреннее, а чтобы не думать о нежелательном необходимо думать о чём-нибудь другом. - Вечером?.. Ещё не знаю...


Беззащитна так же, как беспардонна.
Беспринципна так же, как бесподобна.
(с) Яна Юшина
 
Воображариум » Архив » Библиотека » 1.3. Help, I need somebody. (14 июня 2011 года)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: